­

Центр содействия 
межнациональному образованию 
«Этносфера»

Центр «Этносфера»
+7(495)915-06-95
схема проезда

0
Корзина
 x 
Корзина пуста
0
Корзина
 x 
Корзина пуста

МИГРАЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИИ

НА СТЫКЕ ХХ-ХХI ВЕКОВ

Рыбаковский Л.Л., Москва

Девяностые годы ХХ столетия – это не только период начала и углубления депопуляции в России. В это время существенно ухудшилась миграционная ситуация в стране. Возникли новые, неведомые раньше, проблемы, тогда как традиционные процессы миграции перестали отвечать национальным интересам государства. Это произошло в результате распада СССР, замены планового размещения производительных сил рыночными механизмами распределения труда и капитала, возникновения межнациональных конфликтов и др.

Прежде всего, межреспубликанский обмен трансформировался в миграционный обмен населением между Россией и независимыми государствами нового зарубежья. В последнюю четверть ХХ века Россия в миграционном обмене с бывшими союзными республиками постоянно имела положительный прирост населения. В течение первой половины семидесятых и в восьмидесятые годы Россия в межреспубликанском миграционном обмене получила не менее 2.5 млн. человек. Эти процессы, не только сохранилось, но и усилились в девяностые годы, когда положительное сальдо миграции формировалось, прежде всего, из русскоязычного населения, оставшегося в государствах нового зарубежья. За 1992–2002 гг. население страны возросло за счет мигрантов из нового зарубежья более чем на 3.5 млн. человек. Фактическое сальдо внешней миграции было несколько меньше из-за оттока населения в государства старого зарубежья. Только в 2001–2002гг. в обмене со старым зарубежьем Россия потеряла около 100 тыс. человек. В числе мигрантов, прибывших из нового зарубежья, доля лиц моложе 16 лет была на 5 процентных пунктов больше, чем в населении России. Помимо сдерживания темпов демографического старения, мигранты участвовали и в воспроизводственном процессе. У них в этот период родилось более 50 тыс. детей, уже граждан России.

В первое десятилетие ХХI века темпы дальнейшего сокращения численности населения страны во многом определяются масштабами притока мигрантов. Несмотря на снижение численности народов России – русских, татар, коми, кабардинцев и др., оставшихся в новом зарубежье, их миграционный потенциал и в настоящее время достаточно велик. Только в Казахстане и Узбекистане русских осталось 6–6.5 млн., часть которых в определенной ситуации могут составить ядро потенциальных мигрантов. Сокращение же масштабов миграции русских и других народов России из этих и ряда других государств нового зарубежья, как и уменьшение миграционного прироста населения России в целом, происшедшие в 90-е годы, вызваны, с одной стороны, либерализацией отношения к русскоговорящему населению (языковые и другие послабления) и, с другой стороны, тем, что на исторической родине мигранты до сих пор не встречают должной поддержки, вследствие отсутствия последовательной миграционной политики относительно соотечественников, оставшихся за рубежом. Опыт, например, послевоенных Германии и Франции свидетельствует об огромном политическом и экономическом выигрыше этих стран, вернувших своих соотечественников из оставленных ими территорий.

Произошедшие изменения в социально-экономическом и политическом развитии государств, возникших на постсоветском пространстве, упрощение порядка въезда в Россию, «прозрачность» государственных границ, привели к резкому увеличению масштабов иммиграции, прежде всего нелегальной. Основная масса иммигрантов прибывает в Россию из государств старого зарубежья (Африка, Ближний и Средний Восток, Юго-Восточная Азия). Отсутствие эффективного иммиграционного контроля за въездом и выездом иностранцев из России не позволяет назвать сколько-нибудь точную цифру нелегальной миграции. Ряд соседних с Россией государств негласно поощряют увеличение в её приграничных районах своих диаспор. Иммигранты, прибывшие в качестве туристов, по приглашениям и т.д., затем переходят на нелегальное положение. Возрос и незаконный приток иностранных граждан, часть которых использует Россию в качестве перевалочной базы для последующей иммиграции в государства старого зарубежья.

Нелегальная иммиграция оказывает существенное воздействие на экономическую ситуацию в России, её социальную сферу. Незаконные мигранты преимущественно заняты в теневой экономике, пополняют криминальные структуры, уклоняются от уплаты налогов, оказывают, вследствие бесправного положения и заниженных заработков, давление на рынок труда, ухудшают эпидемиологическую ситуацию.

Обострение проблем иммиграции, в т.ч. и нелегальной, во-первых, связано с противоречивостью или отсутствием, адекватной российским реалиям правовой базы по регулированию, как это принято во всех развитых странах, объемов иммиграции (квотирование), пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории страны, их законному выдворению или интеграции в российское общество. Во-вторых, проникновение иностранцев на территорию России облегчается тем, что значительная часть государственной границы со странами нового зарубежья открыта, отсутствует визовый режим и не отрегулировано в рамках СНГ законодательство по борьбе с незаконной иммиграцией.

Въезду в страну из слаборазвитых стран в основном неквалифицированных иммигрантов с несвойственной России этнокультурой противостоит другой поток: эмиграция из страны преимущественно в США, Германию и Израиль высококвалифицированного молодого населения, значительную долю среди которого составляет техническая и творческая интеллигенция. В 1992–2002 гг. из России эмигрировало в старое зарубежье около одного млн. (960 тыс.) человек. Помимо демографических и интеллектуальных потерь, это и утечка капиталов.

Наименьшее внимание последние десять лет придается внутренним миграциям и в сфере их исследования и в сфере управления, хотя эти миграции наиболее значимы в геополитическом отношении для России. С начала 90-х годов прошлого столетия во внутрироссийских миграциях стали преобладать негативные тенденции. Сотни лет богатые природными ресурсами и занимающие выгодное геополитическое положение районы азиатской части страны последовательно заселялись. Но в 90-е годы, в результате устранения государства от регулирования миграции, началось сокращение численности и плотности населения этих территорий. Если в прошлом население Европейского севера, Сибири и Дальнего Востока постоянно росло темпами более высокими, чем население страны в целом (между переписями 1979 и 1989гг. темпы прироста населения в указанных регионах превышали среднереспубликанские в 2 раза), то в 90-е годы темпы сокращения численности населения этих четырех экономических районов были выше, чем в целом по России почти в 6 раз. За десятилетие население северных и восточных районов (без Тюменской области с населением её интенсивно развивающихся автономных округов) сократилось на 2.5 млн. человек. В 1991–2002 годы только Европейский Север и Северо-восток потеряли в результате миграции без малого один млн. человек. За этой цифрой стоит разрушение демографического и трудового потенциала, создававшегося из многих поколений мигрантов, которые прошли трудную медико-биологическую адаптацию и приобрели опыт работы в экстремальных условиях. Наиболее тревожная ситуация в Магаданской области и Чукотском АО, население которых с 1989 по 2003гг. сократилось на 2/3. А ведь эти территории могут стать столь же уязвимыми в современном мире, как и Аляска в середине ХIХ века.

Еще более злободневны миграционные проблемы в приграничных районах, протянувшихся вдоль р. Аргунь, Амур и Уссури. Свыше 150 лет шло их заселение. С огромным трудом было создано постоянное население в этой местности. Ныне оно покидает приграничные районы. За последние 12 лет миграционная убыль населения в полосе от Читинской области до Приморского края составила 250 тыс. человек. Выбывающее население замещается иммигрантами из соседних стран. Пока этот нерегулируемый процесс находится в начальной стадии, но его возможное завершение можно предугадать, обратившись к истории бывших мексиканских территорий, ставших штатами США.

Менее драматичные, но все же вызывающие определенную озабоченность тенденции наблюдаются в демографической и миграционной ситуациях в регионах, примыкающих к казахстанской границе. В настоящее время Северный Кавказ – наиболее тревожный и болезненный регион России с его многообразием этномиграционных проблем (концентрация беженцев, формирование диаспор из титульных народов соседних государств, вытеснение русских из национальных республик и т.д.)

Неблагополучие миграционной ситуации во многих регионах, как и углубление депопуляции в России в целом не сводятся лишь к проблемам изменения направлений миграционных потоков, сокращения сальдо внешней миграции, уменьшения численности населения, ухудшения его структуры и т.д. Суть – не в цифрах. В конечном счете, не столь уж важно, насколько сократится численность населения и в какой части страны оно будет проживать. Значение этих проблем определяется стратегическими последствиями, возможными изменениями структуры населения, тем, насколько страна сможет успешно осуществлять программы социально-экономического развития. При этом надо иметь в виду, что Россия – это самая огромная по размерам территории страна мира (она занимает 1/6 часть суши). Ей принадлежат самые большие на земном шаре необжитые или слабо заселенные пространства, обладающие значительным ресурсным потенциалом. Этот потенциал – не только достояние ныне живущего населения, но и гарантия благосостояния будущих поколений

­