­

Центр содействия 
межнациональному образованию 
«Этносфера»

Центр «Этносфера»
+7(495)915-06-95
схема проезда

0
Корзина
 x 
Корзина пуста
0
Корзина
 x 
Корзина пуста

«Дорогие гости» Приамурья или «китайская угроза» России?

Подольский Сергей Анатольевич - кандидат географических наук, старший научный сотрудник Института водных проблем РАН.
Готванский Вениамин Иванович - кандидат географических наук, сотрудник Федерального агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству (Росстрой) РФ.

В 1907г. газета «Приамурские ведомости» писала: «Характер будущих русско-китайских отношений в пограничной полосе представляется одной из важнейших проблем будущности России». В наше время, спустя 100 лет, этот вопрос стоит еще острее. Численность населения российского Дальнего Востока в 1991г. составляла 7 млн. 801 тыс. человек. К 2002г. она сократилась до 7 млн. 037 тыс. На сопредельной территории Китая проживает более 100 млн. человек и население продолжает расти. Все больше китайцев едет на заработки в южное Приамурье, многие стремятся не только работать, но и постоянно жить в России. Этому способствует демографическая ситуация в Китае, где увеличивается дефицит женщин. К 2020 году там будет от 29 до 33 млн. мужчин в возрасте от 15 до 34 лет, которые не смогут найти себе жену и создать семью [1].

Китайские власти используют трудовую миграцию для завоевания прочных экономических, торговых и демографических позиций, способных оказать серьезное геополитическое влияние на состояние нашей страны. Не случайно в связи с предстоящим вступлением России в ВТО КНР требует от России немедленно отменить квоты на привлечение китайской рабочей силы. Уже сейчас этот сосед оказывает беспрецедентное давление на Россию. Достаточно вспомнить о недавней передаче Китаю стратегически важных амурских островов в районе г. Хабаровска. Вопреки протестам дальневосточников, Россия «подарила» Китаю более 300 кв. км нашей земли. Не наивно ли думать, что экспансия на этом остановится? Хотя официальный Китай снял основные территориальные претензии на бассейн Амура, в будущем его притязания могут коснуться еще, как минимум, 15 000 кв. км российской территории [1]. По мере роста китайского населения на левом берегу Амура они будут становиться все серьезнее.

Интернет КНР, как самая свободная часть информационного пространства, дает представление о чаяниях активной китайской молодежи. И он полон воззваний к «возвращению» Дальнего Востока. Вот выдержка из статьи с бодрым заголовком: «На Дальний Восток!» [2]. Неведомый автор под псевдонимом “keyidayisi” довольно четко обрисовал побудительные мотивы и перспективы китайской экспансии:

«Это ... скорбь по утраченному в ходе истории поражающему воображение своими размерами куску земли! Владивосток, Хабаровск, Сахалин, Становое нагорье, Байкал ...возможно, тогда там почти и не было китайцев, однако это не значит, что русские имели право занимать эту землю! ... чтобы отряд солдат царской России меньше чем в тысячу человек смог совершить столь большое дело – это крайне несправедливо! ... Русские оккупировали более 1,5 млн. кв. км нашей земли, Монголия – это еще 1,5 млн.кв.км. Сколько там богатств, сколько ресурсов, красот, лесов, рек, редких зверей! ...почему мы должны оставить такие обширные земли? Чтобы быть в союзе с русскими? Ради нескольких русских самолетов? Потому что у России есть атомное оружие? ... Нет у нас никакой причины для этого! ... Что мы должны сделать? Иммигрировать!!! ... китайцы сначала там закрепятся, потом станут большинством местного населения и в конце концов – ... хозяевами! ... Когда же настанет «час» иммиграции, и каким он будет? ... Надо, чтобы русские так и не узнали, когда же он настал, чтобы они никогда не смогли принять решений, а потом уж будет поздно ...! Стоит ли из-за иммиграции идти на ухудшение отношений между Китаем и Россией? Но ведь раньше или позже оно произойдет! Сильные соседи разной расы и с разной культурой … – смогут ли они оставаться друзьями долгое время? Можно ли из-за этой так называемой дружбы упускать такой ... шанс? ... сейчас китайцы на Дальнем Востоке зарабатывают деньги у русских – расходы на переселение невысоки, что делает возможной массовую иммиграцию. ...на начальном этапе надо по возможности соответствовать местным законам, а когда накопится определенная сила, мы не должны будем подчиняться указам русских, потому что на самом деле мы будем на поле битвы! ... Нам необходимо иметь собственную экономическую мощь, да к тому же экономические действия скроют наши истинные цели. ... После того как мы приобретем некоторую базу на Дальнем Востоке, подкупим предателей среди русских и объединим различные племена «желтой расы», тогда мы в полную силу начнем иммиграцию на Дальний Восток».

           Сходную, но более радикальную программу выдвинул другой автор китайского Интернета - Шунь Сяоцзин [3]. Он предлагает в ближайшие годы поддерживать российскую политику благоприятствования Китаю. При этом увеличить миграцию китайцев, а когда китайское население на Дальнем Востоке и в Сибири станет преобладающим, создать на этих территориях Ханьскую национальную автономию, потом – Ханьскую республику, которая путем референдума примет решение об отделении от России и присоединении к Китаю. Если Россия попытается вмешаться, то Китай потребует не препятствовать реализации «права нации на самоопределение» и получит предлог ввести войска для защиты своих иммигрантов.

Конечно, столь откровенная агрессивная позиция не соответствует современной политике китайских властей в отношении России. Но так ли уж сильно они расходятся? Специфика китайского Интернета такова, что сайты, неугодные властям, быстро блокируются, а их авторы могут даже угодить в тюрьму [4]. Однако процитированные и другие антироссийские сайты продолжают действовать. Такая выборочная терпимость к инакомыслию заставляет задуматься.

Надо сказать, что большинство китайцев, направляющихся в Россию, руководствуются, в первую очередь, материальными соображениями - они просто считают, что им выгодно здесь работать. Пока не более 30 % мигрантов готовы остаться в России, получив гражданство РФ или постоянный вид на жительство [1]. Но давно известно, что движущей силой социальных и этнических групп являются немногочисленные лидеры – носители привлекательных идей. Весьма вероятно, что со временем призыв к «вытеснению русских с Дальнего Востока» может овладеть умами большинства китайских мигрантов.

За свою многовековую историю русский народ тесно соприкасался с множеством этносов и с большинством из них находил общий язык. Уместно напомнить, что с этнической «палитры» дореволюционной России не исчезла ни одна из народностей, принявших подданство русского царя. Наши предки умели защищать Родину от завоевателей; принимали как своих племена, готовые разделить образ жизни и традиции восточных славян; уважительно относились к этносам, стремившимся сохранить свой особый жизненный уклад. Так, может быть, не стоит опасаться китайской миграции? Мол, уживемся и с ними… Только вряд ли китайцы, обретя силу, станут нас терпеть. Например, один из авторов китайского Интернета предлагает окружать русские города китайскими поселениями, затем «отрубать» их от энерго- и водоснабжения, чтобы вынудить русских переселиться в «место компактного проживания»; по сути - в резервацию [4]. Могут возразить, что в отдельных странах Западной Европы и Америки есть многочисленные китайские диаспоры, при этом опасность китайской экспансии отсутствует. Все так, но ни одна из этих стран не граничит с КНР. Протяженность же российско-китайской границы - более 3200 км; причем плотность населения в наших приграничных районах на порядок ниже, чем в китайских.

Приходится признать, что Россия впервые сталкивается с народом, склонным к идее экспансии путем постепенного этнического вытеснения и способным ее осуществить. Нет своего опыта - обратимся к международному. Не правда ли, что-то до боли знакомое проглядывает в процитированных «стратегических планах» пользователей китайского Интернета? Да ведь это слегка видоизмененный сценарий трагических событий в Косово! Или мы уже не способны учиться на чужих ошибках?!

Есть еще одна причина опасаться слишком тесных контактов с Китаем. Согласно известной теории этногенеза Л. Н. Гумилева [5], народы (суперэтносы) за время своего существования проходят несколько фаз. Зарождение этноса связано с появлением достаточного числа энергичных творческих людей (пассионариев), ставящих свои идеалы выше материального благополучия и личной безопасности. Число таких людей растет, они помогают становлению народа и обретению им национального самосознания (фаза роста пассионарности). Затем пассионариев становится слишком много, что приводит к росту внутренних и внешних конфликтов, к кровавым междоусобицам (фаза пассионарного перегрева). Когда значительная часть пассионариев гибнет в борьбе за свои идеи, особый вес в обществе приобретают люди, вовсе лишенные идеалов (субпассионарии), озабоченные только личным благополучием, да и то не всегда (фаза надлома). На этой стадии суперэтнос становится неустойчивым и особенно уязвимым: колеблются общественные институты и нравственные ориентиры, пускается на ветер достояние предыдущих поколений. Если народу удается преодолеть диктат субпассионариев и привести к власти бескорыстных, патриотически настроенных лидеров, он переходит в длительную фазу «цивилизации»; если нет – по тем или иным причинам этнос быстро исчезает с исторической арены. Нетрудно догадаться, что Россия сейчас переживает фазу надлома [6]. Именно на этой стадии особенно опасны тесные контакты с иными суперэтносами, считал Л.Н. Гумилев. В такой ситуации нужна мобилизация внутренних резервов, а крупномасштабное привлечение внешних сил губительно. Строя свои взаимоотношения с Китайской Народной Республикой, нам необходимо это учитывать,

Большинство народов неразрывно связано со своим «вмещающим ландшафтом», но каждый воздействует на окружающую природную среду по-своему. Осваивая новые земли, русские люди предпочитали приспосабливаться к природной обстановке, не нанося невосполнимого ущерба экосистемам (исключение составляет лишь степная зона, почти сплошь распаханная). До сих пор Россия располагает самыми большими в мире площадями ненарушенных и слабо нарушенных наземных природных комплексов, составляющих золотой фонд биосферы. Китайская цивилизация испокон веков была ориентирована на глубокое преобразование природы. Земледелие, сопряженное с крупномасштабной ирригацией, строительство больших каналов и других гигантских инженерных сооружений – все это стало реальностью еще в древнем Китае. В наше время при значительно возросших технических и экономических возможностях такой «агрессивный» стиль хозяйствования чреват серьезнейшими негативными последствиями. Из 9,6 млн. кв. км китайской территории около 1/3 приходится на пустыни и земли, подвергшиеся опустыниванию; примерно 38% земель подверглось эрозии. То есть относительно комфортные условия для жизни людей сохранились менее чем на одной трети территории КНР [4]. 

Не приходится сомневаться, что если бы в свое время Дальний Восток достался Китаю, природе этого уникального края также был бы нанесен невосполнимый ущерб. Учитывая особую уязвимость распространенных здесь горно-таежных и реликтовых экосистем, становится очевидным: полномасштабное вовлечение нашего Приамурья в орбиту развивающегося Китая может привести не только к социальной катастрофе для россиян, но и к глубокому региональному экологическому кризису. Под натиском многочисленной армии иноплеменников, жаждущих взять природные богатства чужой страны, Дальний Восток быстро потеряет свое экологическое благополучие: природные комплексы лишатся видового разнообразия, устойчивости и продуктивности; недра будут разорены хищнической добычей с применением архаичных технологий.

К великому сожалению, такая практика с позволения местных властей уже имеет место в ряде районов Приамурья. Резкое усиление экономических связей и отмена визового режима въезда в Россию при отсутствии у российского правительства четких национальных приоритетов на Дальнем Востоке ведут к тому, что Китай пытается решать свои экологические и социальные проблемы за наш счет. На севере КНР заготовки древесины сокращены до минимума и ведутся лесопосадки, в то же время поощряется массовый ввоз леса–кругляка из России. Причем неважно, где и как он был срублен. Выступая в телепрограмме «Момент истины», губернатор Хабаровского края В.И Ишаев сообщил, что почти половина леса, заготавливаемого в крае, вырубается браконьерами. А ведь это не менее 3-4 млн. кубометров в год! В 2004г. в Приморском крае было вырублено более 500 тыс. куб. м только кедра корейского, не говоря о других менее ценных породах [7]. И это несмотря на запрет рубок кедра, введенный еще в 1990г. Легко догадаться, что львиная доля браконьерской древесины уходит в Китай.

Последнее время китайцы сами стали принимать активное участие в заготовках леса на нашей стороне. Они легко получают в долгосрочную аренду обширные лесные массивы. Причем варварские рубки ведутся не только на отведенных землях, но и вне их границ. Китайских лесорубов абсолютно не заботит сохранение почвенного покрова, семенных деревьев, подроста; и речи не идет о лесопосадках на местах вырубок. Робкие попытки жителей остановить произвол «гостей» обычно наталкиваются на непонимание местных властей, которым важнее отчитаться перед «Центром» о масштабах российско-китайской дружбы. Например, вблизи поселка Кундур (Амурская обл., Архаринский р-н), несмотря на протесты населения, китайцы продолжают вести интенсивные рубки леса без соблюдения элементарных природоохранных требований. Подобных случаев не счесть.

Особенно опасны китайские лесорубы там, где природные комплексы нуждаются во временной или постоянной охране, например, в зоне влияния строящихся гидроузлов. В 2003-2004 гг. в зоне затопления Бурейского водохранилища работа китайских бригад сопровождалась стремительным истреблением диких копытных животных - кабарги, изюбря и лося [8]. Полностью игнорировались наши правила охоты. Есть информация о том, что китайцы получили в долгосрочную аренду лесной массив у поселка Бомнак (Зейский р-н Амурской области) – в местах компактного проживания эвенков. Можно себе представить, в каком бедственном положении окажутся потомственные таежные охотники и оленеводы.  А ранее живописные ландшафты этого района, примыкающего к Становому хребту, были признаны заслуживающими создания национального парка ... [9]

Китайцы не ограничиваются добычей диких животных; они стимулируют массовое браконьерство, организуя скупку продукции незаконной охоты у населения. Медвежьи лапы и желчь, кабарожья струя, панты и хвосты изюбрей, звериные шкуры и многое другое пользуются большим спросом в Китае. В результате под еще большей угрозой исчезновения оказываются и без того редкие охраняемые виды животных. Среди них: амурский тигр, дальневосточный леопард, гималайский медведь, пятнистый олень, кабарга, дальневосточная мягкотелая черепаха (трионикс) и др.

В аренду китайцам уже сдаются сельскохозяйственные земли и месторождения полезных ископаемых, в первую очередь золота. Причем на российский берег направляются артели, лишенные за экологические нарушения возможности работать у себя дома. Там, на китайском берегу, долины большинства водотоков, текущих в Амур, заняты отвалами, прудами-отстойниками, лишены почвенного и растительного покрова (Симонов, 2005). Неужели подобная участь уготована нашим ручьям и горным речушкам, несущим свои воды в Амур? Китайские старатели и лесорубы получают доступ даже в заветные участки нашей приграничной тайги, пока еще обладающие высочайшей природоохранной ценностью. В частности, скоро их жертвой могут стать уникальные по биоразнообразию и сохранности экосистемы левобережья Хинганского ущелья.

Серьезную опасность представляет экологически неадаптированное сельскохозяйственное производство. В качестве примера можно привести   острова на Амуре, находящиеся на основании постановления правительства РФ от 1999 г. в совместном пользовании. Реально на них хозяйничают только китайцы. Острова распахиваются до уреза воды, что способствует эрозии и потере плодородного слоя. Теперь подобные и другие приемы истощительного земледелия широко практикуются китайцами на арендованных землях бывших совхозов Приамурья.

И все же наибольшую угрозу для экологической и геополитической стабильности российского Дальнего Востока представляют планы создания каскада ГЭС на реке Амур. Они основаны на разработанной в 1986-1993 гг. совместно с КНР «Схеме комплексного использования водных ресурсов пограничных рек Аргунь и Амур» (СКИВР). Сейчас ЗАО «Совинтервод» готовит «Схему комплексного использования и охраны водных ресурсов бассейна р. Амур» (СКИОВР), в которой предлагается продолжить проектирование ГЭС на Амуре. Научные, общественные и некоторые государственные организации выступили против перегораживания плотинами одной из последних свободно текущих рек мира. 14 апреля 2006г. Научно-технический совет при Амурском бассейновом водном управлении (БВУ), официальном заказчике работ по СКИОВР, принял решение об «исключении из рассмотрения СКИОВР амурского бассейна вопроса размещения ГЭС в основном русле Амура». Несмотря на это, такие проекты продолжают рассматриваться.

Китайская сторона с самого начала категорически настаивала на использовании Амура в энергетических целях. Со временем эта заинтересованность только усилилась. В китайских СМИ не раз сообщалось, что возведение Хинганской ГЭС на Амуре – вопрос решенный. Скорее всего, дело не только в электроэнергии. Строительство плотин на Амуре будет сопровождаться резким увеличением притока китайской рабочей силы в Россию. Кроме того, одна из долгосрочных целей КНР, возможно, состоит в создании за счет гидростроительства на Амуре запасов пресной воды, которая может пойти на ирригацию сельхозугодий северо-восточного Китая и использоваться для переброски на юг, в стремительно деградирующие районы рек Ляо, Хуанхэ, Хуай.

Уникальные особенности р. Амур определяют принципиальную невозможность рационального устойчивого природопользования в случае строительства плотин на основном русле. Долина Амура обеспечивает сохранение биоразнообразия региона и поддерживает его рыбохозяйственный потенциал. Высокая самоочищающая способность великой реки имеет решающее значение для поддержания экологической безопасности в условиях растущего трансграничного загрязнения со стороны КНР. Создание каскада ГЭС на Амуре нарушит экологический каркас региона и приведет к крупномасштабной экологической катастрофе. Под угрозу может быть поставлен целый уникальный биом «амурских прерий» с характерными видами редких животных и растений (дальневосточный аист, японский и даурский журавли, лотос Комарова и др.). Невосполнимый урон будет нанесен рыбному и сельскому хозяйству региона.

Амур - важный стратегический рубеж. В прошлом эта река не раз оказывалась в эпицентре вооруженного противостояния. К счастью, в настоящее время у России и КНР в целом дружественные отношения. Но можно ли поручиться, что в будущем веке на наших дальневосточных рубежах не возникнет ни одного серьезного конфликта? Извилистые береговые линии водохранилищ чрезвычайно усложнят охрану государственной границы, сделают ее практически «прозрачной». И без того она становится здесь все более уязвимой. По данным открытых источников, вдоль границы с КНР на Дальнем Востоке осталось всего 50-60 тыс. российских военнослужащих. Пограничные инженерно-технические сооружения изношены и только кое-где начинают приводиться в порядок.

Таким образом, объявленный Россией курс на открытость и сотрудничество с Китаем пока ведет лишь к истощительному природопользованию и росту социально-политической напряженности в Приамурье. Не в последнюю очередь это связано с отсутствием в нашей региональной политике четкой системы приоритетов по экологическим, народнохозяйственным, демографическим и национальным вопросам. Русский народ на протяжении веков цементировал многонациональное население России и ее государственное единство, был гарантом относительно спокойного существования малочисленных коренных народов Сибири и Дальнего Востока и сохранения приемлемого устойчивого состояния окружающей среды. Постепенное замещение русского населения китайским – путь к социальной и экологической дестабилизации.

Иную точку зрения на проблему китайской миграции выразил Сергей Караганов, руководитель общественной организации «Совет по внешней и оборонной политике»: «Устойчивое и прогрессирующее соединение постарения населения с его механическим оттоком формирует условия, при которых огромные сибирско-дальневосточные пространства могут не обезлюдеть только за счет внешней миграции, которая к тому же одна способна улучшить половозрастную структуру населения. Поскольку такая миграция реально возможна и уже началась .... из Китая, ее надо оценить как общественно значимую и государственно приветствуемую ... должна быть организована целенаправленная разъяснительно-пропагандистская работа по изменению общественного мнения в части снятия опасений «желтой угрозы» и формированию положительного образа восточных мигрантов» [10]. Читая эти строки, с горечью понимаешь, что молодым «бойцам» китайского Интернета, видимо, не долго придется искать союзников внутри России. Чего ожидать от тех, кого больше волнует не судьба своего народа, а благоприятная «половозрастная структура» абстрактной дешевой рабочей силы? Действительно, возможность массового найма китайцев очень заманчива для предпринимателей, ведь мигранты из Поднебесной неплохо трудятся за минимальную плату и не требуют никаких социальных гарантий. Стоит ли задумываться о будущем, когда есть возможность получить весомую прибыль сейчас?

Похожей логикой руководствуются и те, кто готов в неограниченных масштабах продавать в Китай сырье, являющееся национальным достоянием: лес, редкие и фоновые виды животных и растений, рудные полезные ископаемые, энергоносители, электроэнергию и др. Абсолютизация интересов бизнеса требует сверхприбыли, а на нашей усталой планете ее получение всегда сопряжено с более или менее интенсивным разрушением естественных экосистем. Причем нещадная эксплуатация грозит в первую очередь странам и территориям, население и власти которых не могут или не желают отстоять свое право на благоприятную среду обитания. Безоглядная рыночная глобализация – самый быстрый путь к общепланетарному экологическому кризису и тупику.

Вместо этого человечество должно сделать выбор в пользу глобальной экологической ответственности. На практике этот принцип может быть реализован через взаимные обязательства стран и народов по поддержанию удовлетворительного экологического состояния собственных территорий и ненанесению вреда соседним. По мнению авторитетного мыслителя в сфере глобальной экологии академика Н.Н. Моисеева [11], спорные вопросы должны решаться при помощи «механизмов согласия», с учетом экономических интересов сторон, при безусловном приоритете потребностей сохранения среды обитания. Для этого необходимы: осознанное самоограничение потребностей, как на уровне человечества, так и на уровне отдельных стран и народов; признание недопустимости решения экологических и экономических проблем одних регионов за счет нанесения вреда другим. Добровольное разорение природных комплексов Дальнего Востока ради удовлетворения, пусть даже самых насущных, потребностей соседей нельзя квалифицировать иначе как «экологическое преступление». Небрежение к родной природе немыслимо и с патриотических позиций – вообще, понятия «экологической ответственности» и «патриотизма» чрезвычайно близки.

Как ни странно, несмотря на целый клубок острейших экологических и геополитических противоречий, бассейн Амура имеет реальный шанс стать одним из первых на планете регионов, где может быть реализована идея академика Н.Н. Моисеева о «механизмах согласия». По поручению президента РФ, энергетики должны разработать пакет предложений по перспективным объектам, ориентированным на экспорт электроэнергии в КНР. С точки зрения экологов, основным, жизненно важным, ограничением гидроэнергетического строительства должно быть сохранение естественного состояния долины Амура [12]. Похоже, что в последнее время это стало ясно и энергетикам. 22 ноября 2005г. на всероссийской конференции представитель РАО ЕЭС России заявил, что, согласно новой экологической доктрине, энергетики отказываются от строительства гидросооружений на «проблемных» водоемах, к каковым, по нашему мнению, следует отнести Амур. Разумной альтернативой перекрытию Амура является постепенное, экологически взвешенное, щадящее освоение гидроэнергоресурсов левобережных притоков Амура, при полном отказе от возведения плотин на основном русле[13].

Эту перспективу, учитывая заинтересованность Китая в получении электроэнергии из России, целесообразно увязать с его участием в реабилитации великой реки. То есть, Россия может пойти на строительство новых ГЭС по левобережным притокам и создание дополнительных тепловых электростанций только в том случае, если КНР согласится на проведение крупномасштабной международной программы по экологической реабилитации Амура и внесет адекватный вклад в ее осуществление. Доля китайской стороны в стоке Амура составляет около 30 %, а в его загрязнении – от 70 до 90%. Браконьерский лов китайских рыбаков – бич среднего Амура. Несогласованное с российской стороной строительство дамб на китайском берегу приводит к интенсификации размывания нашего берега. Именно Китаю, безусловно, принадлежит ведущая роль в экологической дестабилизации амурского бассейна и самой реки. Если Россия и КНР не примут меры, то дополнительные антропогенные воздействия на мегаэкосистему амурского бассейна могут привести к региональному экологическому кризису даже и без дамб на основном русле.

Сейчас в китайском обществе идет процесс роста «экологического сознания», который отражается и в государственной политике [14]. В этих условиях изложенный подход к освоению гидроэнергоресурсов Приамурья имеет шансы на понимание китайской стороной, но только в том случае, если он обретет форму четкой государственной программы и будет жестко отстаиваться российской властью.

Надо признать, что ответ на вопрос заголовка статьи, в значительной степени зависит от нас. Пока российское правительство не возьмется за возрождение хозяйства своей дальневосточной окраины, соседи с другого берега будут не только поглядывать на эту землю, но и постараются постепенно прибрать ее к рукам. Недопустима и односторонняя ориентация на экспорт электроэнергии, без адекватного развития собственных производств. Такой курс превратит Дальний Восток в сырьевой придаток КНР и приведет к необратимому нарушению геополитического равновесия. Если Россия продолжит политику бесконечных уступок Китаю; не наведет порядок в сфере природопользования и экспорта сырья; не обеспечит жесткого регулирования иммиграции - тогда «китайской угрозы» не избежать. Безоглядное «гостеприимство» и губительный «экологический альтруизм» будут очень дорого стоить и народу России, и всей биосфере планеты. Только переход к строгому прагматизму на основе концепции экологически устойчивого развития Дальнего Востока и взаимоуважения интересов сторон может обеспечить долгосрочные добрососедские отношения с Китаем.

Примечания

 

[1] Мотрич Е.Л. Ситуация на рынке труда Дальнего востока России: какой путь выбрать? // Наука и природа Дальнего востока. 2004. №1. С. 60-68.

[2] Keyidayisi. На Дальний Восток! http//www.centralnation.com/strategy/emigration.html? 2005/10/03.

[3] Шунь Сяоцзин. Два способа вернуть захваченные Россией территории.  http://www.china-hero.org/ banfa.htm

[4] Смоленский В. Какая Поднебесная им нужна? http://www.vladnews.ru/magazin.php?id=122&idnews=41228¤t_magazin=1930

[5] Гумилев Л.Н. Этногенез в аспекте географии. (Ландшафт и этнос IX) // Вестник ЛГУ, 1970, №12, вып.2. С. 88-93.

[6] Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории. М.: Экопрос. 1994. 336 с.

[7] Готванский А.И. Экологическая экспансия Китая или недальновидность политиков на российском берегу? // Независимая газета 6. 02. 06. С.13.

[8] Бурейская ГЭС – зона высокого напряжения. Под ред. С.А. Подольского. М.: Всемирный фонд дикой природы, 2005. 80 с.

[9] Готванский В.И., Подольский С.А. Край эдельвейсов и толсторогов // Природа №4, 2000. С.37 – 45.

[10] Борисоглебский А.В. Полпреды в Поднебесной // Русский дом. № 3, 2004. С. 22 -23.

[11] Моисеев Н.Н. Современный рационализм и мировые проблемы // Общественные науки и современность. 1994. №3. С. 77-87.

[12] Подольский С.А., Симонов Е.А., Дарман Ю.А. Куда течет Амур? Владивосток: Всемирный фонд дикой природы, 2006. 62 с.

[13] Готванский В.И. Бассейн Амура: осваивая – сохранить. Благовещенск: «Зея». 2005. 144 с.

[14] Симонов Е.А. Россия и Китай: игра в догонялки // Родное Приамурье. 2005, 1 (11). С. 6-13.

­