­

Центр содействия 
межнациональному образованию 
«Этносфера»

Центр «Этносфера»
+7(495)915-06-95
схема проезда

0
Корзина
 x 
Корзина пуста
0
Корзина
 x 
Корзина пуста

Денежные переводы международных трудовых мигрантов: характеристики и детерминанты

Г.И. Глущенко

(Опубликовано в журнале "Вопросы статистики" №3 2005, с.38-50)

Согласно данным ежегодного отчета Мирового банка «Финансирование глобального развития» за 2004 год, приток частного капитала в экономику развивающихся стран в целом возрос до 200 млрд. долларов в 2003 году по сравнению с уровнем в 155 млрд. долларов в 2002 году, однако этот рост в основном сконцентрирован в ряде благополучных стран, в то время как помощь бедным странам по официальным каналам выросла весьма незначительно. Причем чистый рост средств, выделяемых для оказания помощи развивающимся странам по официальным каналам, составил только 6 млрд. долларов, достигнув 58 млрд. долларов в 2002 году. К тому же половину этой суммы составляют не новые денежные средства для развивающихся стран, а средства на уменьшение долгового бремени и некоторые управленческие расходы организаций, оказывающих донорскую помощь1.

В условиях, когда потоки частного капитала распределены крайне неравномерно, а размеры помощи бедным странам очень незначительны по величине, все большее значение для развивающихся стран начинает приобретать такой источник финансовых поступлений, как денежные переводы международных трудовых мигрантов.

С 1998 года эти переводы постоянно растут, достигнув 93 млрд. долларов в 2003 году, что на 20% больше, чем в 2001 году. Они являются вторым по значимости финансовым потоком в развивающиеся страны после прямых иностранных инвестиций и практически в два раза превосходят суммы, направляемые в виде помощи по официальным каналам.

Денежные переводы мигрантов важны не только потому, что помогают выжить наименее обеспеченным жителям планеты. В последнее время они все больше рассматриваются как самостоятельный и весьма существенный фактор развития экономики стран - доноров рабочей силы. Усилия мирового сообщества, поставившего задачу преодоления бедности к 2015 году, а также усилия национальных правительств, вырабатывающих экономическую стратегию развития в условиях глобализации, должны быть направлены на максимальное раскрытие потенциала развития, заложенного в столь масштабном и стабильном источнике капитала, каковым являются денежные переводы международных трудовых мигрантов.

Решение этой задачи возможно только при наличии целенаправленной и продуманной политики, формирование которой в значительной степени зависит от того, насколько хорошо изучены природа и характеристики самого объекта - потоков переводов.

Знание характеристик и детерминант роста потоков переводов позволяет выявить зависимость объема и структуры денежных переводов от ряда социальных, экономических и политических факторов, что в свою очередь дает возможность создавать соответствующие условия, способствующие увеличению количества и размера переводов, отправляемых мигрантами на родину.

Чрезвычайно важными являются также вопросы учета потоков переводов в терминах платежного баланса, так как указанный учет является инструментом методологии оценки и анализа последствий воздействия денег мигрантов на экономику страны. Без достоверного учета объема денежных переводов официальные власти лишены возможности объективной оценки эффективности осуществляемых мероприятий по привлечению переводов в официальный финансовый сектор и использованию заработанных мигрантами средств для структурных преобразований в экономике.

Рассмотрению указанных вопросов посвящена настоящая статья.

Учет, масштаб и направления денежных переводов мигрантов

Денежные переводы - raison d'être трудовой миграции - стали составляющей, характеризующей «социальное лицо глобализации». Общее впечатление, что получение переводов является прерогативой бедных стран, верно лишь отчасти. Из 10 крупнейших получателей переводов в прошлом десятилетии (1992-2001) семь были странами ОЭСР, а две из пяти крупнейших стран-получателей - странами Пятерки (Франция и Германия).

Таблица 1. Важнейшие отправители и получатели переводов (среднегодовой показатель; 1992-2001)

Страны - отправители

Млрд. долларов

Страны - получатели

Млрд. долларов

США

20,7

Индия

7,7

Саудовская Аравия

15,4

Франция

6,9

Германия

8,8

Мексика

5,7

Швейцария

8,1

Филиппины

5,0

Франция

4,9

Германия

4,1

Италия

2,2

Португалия

3.8

Израиль

2,1

Египет

3,8

Бельгия/Люксембург

1,8

Турция

3,7

Кувейт

1,4

Испания

3,0

Оман

1,4

Греция

2,7

Источник. Devesh Kapur «Remittances: the New Development Mantra?» Conference on Migrant Remittances, London, October 9-10,2003, p. 7.

3/4 мирового объема переводов в 2002 году были отправлены в развивающиеся страны. Доля развивающихся стран возросла с 1/2 в конце 1980-х годов приблизительно до 3/4 в последние годы. Группа 10 стран - крупнейших получателей - была весьма устойчивой в последнее десятилетие (за исключением того, что Марокко заменило Грецию в последние годы). Причем частные по природе потоки переводов менее сконцентрированы, чем потоки частных капиталов. В то время как доля 10 стран - крупнейших получателей прямых зарубежные инвестиций (ПЗИ), составляла 70% от всех объемов ПЗИ, направляемых в наименее развитые страны в 2001 году, доля 10 крупнейших получателей частных денежных переводов равнялась 59%2.

Данные Мирового банка свидетельствуют о том, что в 2002 году официально зарегистрированные переводы мигрантов в развивающиеся страны составили 88 млрд. долларов3. Впервые больше денег текло от относительно бедных рабочих мигрантов из богатых стран в развивающиеся страны, чем суммарное количество правительственной помощи, частной банковской ссуды, финансовой помощи и консультирования МВФ и Мирового банка.

Основной получатель переводов - страны Латинской Америки. Затем следуют страны Южной Азии, Ближнего Востока и Северной Африки, Европы и Центральной Азии, Восточной Азии и Тихоокеанского региона, Южной Африки. Характерно, что одна-две страны получают более 50% от всех переводов того или иного региона. Например, Индия получает около 73% от всех переводов, посылаемых в Южно-Азиатский регион, доля Мексики в переводах, идущих в Латиноамериканский регион, составляет 34%, а Филиппины получают 43% от всех переводов, направляемых в Восточно-Азиатский и Тихоокеанский регионы. В большинстве случаев, за исключением Латинской Америки, переводы посылаются не из одной страны, а из ряда стран и регионов. Например, иммигранты из Индии, Пакистана, Египта и Турции, которые работают в арабском нефтедобывающем регионе, посылают деньги, по крайней мере, из восьми различных стран4.

Рисунок 1. Распределение потоков денежных переводов мигрантов между регионами - адресатами переводов

Источник. Orozco, M. «Worker Remittances in an International Scope» Washington, DC: Inter-American Dialogue Working Paper, March 2003, p. 3.

Наиболее показательным является рост объемов денежных переводов в страны Латинской Америки и Карибского бассейна. Согласно данным Фонда по многосторонним инвестициям (этот фонд финансирует проекты инвестиционных реформ в странах Латинской Америки и Карибского бассейна), эмигранты из этого региона, проживающие в промышленно развитых странах, послали в родные страны в 2002 году 32 млрд. долларов. Это на 17,6% больше, чем в предыдущем году. При этом Мексика была крупнейшим получателем в регионе. Сумма переводов составила 10,5 млрд. долларов, или приблизительно 1/3 всех средств, полученных в странах Латинской Америки и Карибского бассейна5. Межамериканский банк развития указывает, что ежегодный рост количества переводов, осуществляемых в Латинскую Америку, составляет 7-10%. Ожидается, что к 2012 году сумма денежных переводов в указанный регион превысит 70 млрд. долларов6.

Переводы мигрантов не являются чем-то кардинально новым и неожиданным в финансовых потоках. Что действительно является новым, так это их масштаб и значение для экономики развивающихся стран. Сегодня сотни миллионов плохо оплачиваемых людей поддерживают финансовую систему развивающихся стран7.

Потоки переводов мигрантов составляли второй по величине источник внешнего финансирования для развивающихся стран, следующий непосредственно за ПЗИ. В 2001 году переводы мигрантов достигли 72,3 млрд. долларов, значительно превышая по величине все официальные и частные потоки капиталов, за исключением ПЗИ, составляя 42% от последних. Причем переводы в самых бедных странах представляют большую часть ВВП и импорта, чем те же показатели в странах с более высоким доходом. В целом по развивающимся странам переводы равнялись 42,9% от притоков частных капиталов и 260,1% от официальных. В беднейших странах переводы превысили 213,5% от ПЗИ, 666,1% от частных и 120,6% от официальных потоков капитала8.

С 1970 по 1999 год в развивающихся странах рост переводов, потоков частных и официальных капиталов соответственно составил 470%, 238 и 102%. В нескольких странах переводы росли существенно быстрее по сравнению с уровнем роста других потоков капитала. Примерно у 30% стран наблюдался ускоренный рост переводов по сравнению с потоками частных капиталов. Мексика являет собой хорошую иллюстрацию роста переводов на 980%, потоков частных капиталов - на 370, официальных капиталов - на 261%9.

В странах Магриба, Бангладеш, Колумбии, Эквадоре, Мексике, Пакистане, в отдельных регионах Индии переводы мигрантов играют важную роль в развитии общества. Для многих стран-экспортеров переводы составляют существенную часть экспорта, импорта и даже национального дохода. Индия и Мексика - самые крупные получатели переводов мигрантов - более 10 млрд. долларов каждый, затем следуют Филиппины - 6,4 млрд.; Марокко, Египет и Турция получают по 3 млрд., в то время как переводы Ливана, Бангладеш, Иордании, Доминиканской Республики, Сальвадора и Колумбии приближаются к 2 млрд. долларов.

Эффект, оказываемый денежными переводами мигрантов на экономику некоторых стран, впечатляет. Больше 37% ВВП Тонга переведено его трудовыми мигрантами; в Лесото этот показатель приближается к 26%. Между 10 и 20% национального дохода Югославия, Ямайка, Албания и Никарагуа получают от экспатриантов10.

Для многих маленьких стран, особенно островных экономик, будь они в Карибском море или Тихом океане, переводы, наряду с иностранной помощью и туризмом, стали единственным стабильным и надежным источником доходов. Для экономик, подобно Островам Зеленого мыса, около 2/3 семейств получают деньги из-за границы. Поскольку для многих семейств переводы являются единственным источником дохода, то неудивительно, что в 2000 году только 435000 человек жили на Островах, а вдвое больше - за границей. Такие высокие уровни миграции и переводов свидетельствуют о том, что эти страны - просто нежизнеспособные экономические объекты, но они продолжают существовать, выживая в значительной степени за счет переводов11.

Однако было бы неверным утверждать, что большая часть международных переводов накапливается в самых бедных странах. Почти половина всех переводов, получаемых развивающимися странами, «течет» к странам нижней группы среднего дохода, в то время как другая половина потоков (в одинаковой пропорции) - к верхней группе стран среднего дохода и к странам низкого дохода. Географическая смежность с богатыми странами чрезвычайно важна, особенно для незаконной миграции. Это дает привилегии Мексике, странам Центральной Америки и Магриба. Недостаток географической близости, порой, компенсируется предшествующей историей миграции. Так, для граждан латиноамериканских стран не является помехой географическая удаленность рынка труда ЕС.

Отражение денежных переводов мигрантов в платежном балансе

В развитых странах проблема миграции не имеет мощных лоббистов, сравнимых с теми, за кем стоят крупные международные структуры, извлекающие выгоду из торговой или финансовой либерализации. Соответственно качество данных о денежных переводах и их характеристиках выглядит контрастно на фоне происшедшего за последние десятилетия резкого усовершенствования качества данных о международных финансовых потоках. Институциональные каналы, через которые двигаются указанные потоки, имеют больше возможностей и средств гарантировать получение точных данных. К тому же они чрезвычайно заинтересованы в этом, поскольку неточности оценок чреваты усугублением многочисленных финансовых кризисов12, а так как эти кризисы имеют серьезные последствия для глобальной финансовой стабильности, каждый системный кризис всегда заканчивается усовершенствованием качества данных, ибо опыт учит кредиторов - только на основе точных данных можно контролировать ситуацию и принимать эффективные решения.

Что же касается участников индивидуальных переводов, то они слишком многочисленны и, как правило, склонны скрывать информацию о размерах переводов, к тому же страны-получатели также не всегда заинтересованы в опубликовании соответствующих данных13.

Переводы мигрантов в строгом смысле не являются составляющей частью движения капитала по двум причинам. Во-первых, переводы работников классифицируются как текущие финансовые операции и фиксируются в Текущем счете платежного баланса (ПБ), тогда как движение капитала является частью Счета капитала и финансов. Текущие переводы являются составляющей ВНП, а движение капитала - ВВП и является источником финансирования. Во-вторых, движение капиталов между странами определяется как изменение соотношения в активах и пассивах ПБ резидентов по отношению к нерезидентам. Переводы работников часто являются трансфертами средств между гражданами одной и той же страны. Следовательно, поток переводов работников не является импортом капитала из другой страны, а скорее, представляет передачу капитала гражданами, живущими за границей, тем, кто проживает в родной стране, не создавая никаких долгов.

В самом общем виде переводы мигрантов могут быть определены как деньги, посланные мигрантами семействам и друзьям на родину и в связи с которыми не возникает никаких требований у отправителей (в отличие от других финансовых потоков). Отсюда и самое общее определение их как «частные некомпенсированные трансферты» («private unrequited transfers»).

В современном ПБ, ежегодно издаваемом МВФ, переводы, осуществляемые мигрантами, определяются как сумма следующих трех компонентов (коды позиций: 2310, 2391, 2431 соответственно):

- «оплата труда работников»14 (compensation of employees), относящаяся к «трудовому доходу», включает заработную плату, жалованье и другие выплаты наличными или в натуральной форме за работу, выполненную нерезидентами15 для резидентов и оплаченную последними. Оплата труда работников включает также выплаты резидентных предпринимателей в пенсионные, страховые и иные фонды, связанные с наймом на работу нерезидентов, что несколько искажает (преувеличивает) данные о реально переданных ресурсах в страны происхождения мигрантов. Кроме того, оплата труда работников включает доходы как лиц, проживающих в других странах менее года (то есть признаваемых резидентами страны происхождения), так и лиц, постоянно проживающих в стране, например заработная плата местных сотрудников иностранных посольств и аналогичных институтов: международных организаций или организаций - нерезидентов данной экономики. Следовательно, этот элемент не является хорошим индикатором влияния краткосрочной трудовой миграции на экономику стран происхождения;

- «денежные переводы работающих» (workers' remittances) - это текущие трансферты средств, осуществляемые мигрантами, живущими и работающими в новой стране, по крайней мере, в течение года, резидентам своей прежней страны. Они состоят из всех текущих трансфертов средств, осуществляемых как в денежной, так и натуральной формах. Обычно они являются регулярными переводами между членами одной и той же, семьи16;

- «трансферты, связанные с миграцией» (migrants'transfers), учитываемые в «движении капитала» (в Счете капитала), представляют собой оценочный денежный эквивалент стоимости имущества мигрантов, перевозимого (или оставляемого на родине) при перемещении в другую страну. В строгом смысле, «трансферты, связанные с миграцией» не являются результатом операций между двумя контрагентами, а представляют собой компенсирующую запись по отношению к потокам товаров и изменениям в финансовых активах и обязательствах, возникающих вследствие миграции (по крайней мере, на год). Переводы, регистрируемые подобным образом, приравниваются к так называемой чистой стоимости имущества (или собственному капиталу) мигрантов. Собственность, числящаяся за мигрантами после их отъезда из страны пребывания (любое движимое и недвижимое имущество), фактически остается в стране, однако принадлежит иностранцам и соответственно может рассматриваться как внешние требования владельцев и, следовательно, тех стран, куда переместились данные лица. Изменения в финансовых активах соответствующих экономик и возмещения должны фиксироваться в момент миграции. На практике признано, что немногие страны имеют возможность зафиксировать в ПБ все активы, числящиеся за мигрантами при их перемещении из одной экономики в другую. К тому же некоторые страны относят к трансфертам только личное имущество и денежные средства мигрантов, а оставшаяся часть их чистого имущества рассматривается как финансовые инвестиции мигрантов в условные предприятия, которым принадлежат указанные активы. В ПБ страны, куда переехали мигранты, эти финансовые инвестиции регистрируются как прирост прямых инвестиций (за границу), другими словами, как изменение суммы финансовых требований17.

Такое широкое понимание переводов мигрантов охватывает в большей степени все формы переводов. Однако, учитывая сложность рассматриваемых вопросов, неудивительно, что на практике отчетность о переводах осуществляется в различных формах. Например, на Филиппинах переводы работающих за рубежом филиппинцев проходят по позиции «оплата труда работников» (которая, строго говоря, должна включать только переводы временно занятых работников, находящихся в стране пребывания не более года). В 2001 году по этой позиции были учтены переводы в сумме 6,2 млрд. долларов, а по позиции «денежные переводы работающих» - лишь 122 млн. долларов. Напротив, в Индии большинство переводов, которые проходят по официальным каналам (почти 10 млрд. долларов в 2001 году), регистрировались по позиции «денежные переводы работающих», а по позиции «оплата труда работников» - в размере 126 млн. долларов (в 2000 году). В Турции в качестве переводов мигрантов не учитывается, например, «индивидуальный импорт», который осуществляется за счет заработков турецких мигрантов, проживающих за рубежом. На практике же эта позиция должна дополнять статистику переводов18.

Позиция «другие текущие переводы» также не всегда используется для учета переводов иностранных рабочих, хотя реально содержит и эти виды переводов. Переводы, как предполагается, являются текущими финансовыми операциями, которые не вовлекают передачу прав собственности или активов. Достаточно сложно идентифицировать или определить такие операции. Например, переводы могут маскироваться под инвестиции или капитал19 с целью использования налоговых и других стимулов. Стратегия по привлечению средств мигрантов в экономику стран происхождения заключается в том, чтобы разрешить нерезидентам открывать депозитные счета в иностранной валюте20.

ПБ учитывает депозиты в иностранной валюте как обязательства национальной экономики перед остальной частью мира. Поэтому депозиты в иностранной валюте во многих странах классифицируются как «трансферты, связанные с миграцией» в Счете капитала, лишь частично отражая переводы мигрантов. Однако суммы, конвертируемые в местную валюту со счетов в иностранной валюте, рассматриваются как переводы от нерезидентов резидентам и проходят в «денежных переводах работающих». Например, в Индии депозиты нерезидентов в рупии, очевидно, являются переводами, замаскированными под депозиты. В срок платежа они не возвращаются к нерезидентному вкладчику, так как рупия - неконвертируемая валюта. Аналогично, в Южно-Европейских странах в 1970-х годах введение счетов в иностранной валюте привело к снижению в показателях переводов мигрантов, потому что средства были перенаправлены на подобные счета.

Некоторые исследователи считают, что официальные переводы - это только вершина айсберга, если учитывать переводы через систему НДП, провоз через границу с помощью родственников или друзей, самостоятельный ввоз валюты, потребительских товаров, товаров длительного пользования и производственного назначения. В таких странах, как Пакистан, Филиппины, Судан и Египет, по их оценкам, незарегистрированные переводы могли бы удвоить или даже утроить доходы этих стран. Все большее внимание в литературе уделяется неофициальным переводам мигрантов. Официальные переводы, публикуемые в ПБ, недооценивают фактический уровень переводов в силу ряда причин. Прежде всего, уровень незарегистрированных мигрантов, которые не пользуются услугами официальных финансовых структур, варьируется в разных странах.

Существует два вида «утечек», вносящих искажения в официальные данные о переводах: первый обусловлен неточностью учета денежных переводов мигрантов в тех или иных показателях (позициях ПБ и пр.), а второй обязан своему существованию неофициальным, а значит, неконтролируемым трансфертным каналам. Обычно все неучтенные переводы мигрантов рассматриваются как валютные утечки стран трудовых экспортеров. Но эта практика ошибочна, потому что эти «утечки» также включают переводы мигрантов, такие, как «индивидуальный импорт» трудовых мигрантов, то есть товары, беспошлинно ввезенные мигрантами либо привезенные ими в качестве личного багажа или подарков21; сбережения, привезенные домой по возвращении в форме наличности или дорожных чеков, которые впоследствии могут быть обменены на локальную валюту в национальных банках. Во многих азиатских странах провоз до 10 тысяч долларов США не требует декларации.

«Индивидуальный импорт», как правило, соответствует дебетовой записи, формирующей часть показателей всего импорта товаров счета ПБ. Однако соответствующая кредитовая запись, скорее всего, будет зафиксирована в позиции «возможные ошибки и упущения», что, очевидно, уменьшит количественные показатели статистики переводов мигрантов. Валюта, конвертируемая в локальную валюту, как правило, учитывается в счетах ПБ как туристические расходы, что также искажает (занижает) статистические показатели объемов переводов мигрантов. Причем имеются свидетельства того, что эти две формы незафиксированных переводов мигрантов, вероятно, представляют собой весьма существенные величины, особенно для мигрантов с низкими доходами, которые, как известно, составляют большинство22.

Фактически существует три варианта «утечек» переводов мигрантов:

во-первых, некоторые трудовые мигранты сохраняют часть своих сбережений на личных счетах в иностранных банках для целей образования или на случай последующей постоянной миграции. Эта форма «утечки» переводов, безусловно, является потерей для страны происхождения мигранта. Однако она не формирует основную часть потерь для полных переводов мигрантов, так как подобные методы используются только мигрантами с высоким уровнем доходов;

во-вторых, часть переводов, перевезенных в карманах мигрантов через границу, просачивается на «черный» рынок. Нет прямых оценок величины этого вида утечки для конкретных стран. Однако за счет подобных утечек процветает параллельный рынок иностранной валюты, например на Филиппинах в 80-х годах или в Пакистане в 90-х. В той степени, в которой они используются для того, чтобы финансировать импорт, такие переводы мигрантов, подобно официальным переводам, стимулируют рост экономической деятельности в стране;

в-третьих, переводы, осуществляемые при посредничестве финансовых операторов систем неофициальных денежных переводов (НДП), таких, как «хавала», «хунди» и пр.23. Существуют различные оценки возможной доли неофициальных переводов в общем их объеме. По одним оценкам, неофициальные переводы могут составлять 16 млрд. долларов США24. Согласно данным ООН, более 40% от мирового объема переводов мигрантов осуществляется по неофициальным каналам. По прогнозу исследовательской группы Celent, трансакции систем НДП составляли в 2002 году 45% от рынка денежных переводов, оцениваемого Celent в 143 млрд. долларов25. Данные по отдельным странам и регионам также весьма противоречивы. Так, существуют оценки, согласно которым 46% мексиканских переводов проносятся в руках получателям26, а во многих африканских странах, возможно, только 50% переводов осуществляется через официальные каналы27. Отчет, сделанный по Японии, констатирует, что 70% тайских и филиппинских рабочих посылают деньги домой с помощью незаконных систем НДП. В 1998 году японская полиция раскрыла сеть «подпольных банков», посылающих с нарушением закона до 176 млрд. иен (1,48 млрд. долларов США) в Китай, Таиланд, Южную Корею, Иран, Тайвань, Мьянму и Непал28. В пакистанских переводах до последнего времени только пятая или шестая часть всех переводов осуществлялась через официальные каналы29. В Непале неофициальные потоки и «переводы натурой» в 10 раз превосходят официальные потоки30. В этом случае валютные утечки очевидны, но макроэкономическое воздействие на экономику, по всей видимости, не ограничивается только официально зарегистрированными переводами, осуществляемыми в локальной валюте.

Любые поступающие в страну денежные переводы, независимо от того, какими каналами для отправки денег пользуются мигранты - официальными или неофициальными, прямо или косвенно, в большей или меньшей степени сказываются на развитии экономики страны - адресата переводов. В то же время прежде всего переводы, отправляемые по официальным каналам, могут рассматриваться как источник финансирования развития, формирующий институциональные основы экономических преобразований, осуществляемых за счет денег мигрантов.

«Уход в тень» соответствующих валютных поступлений из-за осуществления переводов по неофициальным каналам, минуя банки и платежные системы, в определенной степени отрицательно сказывается на формировании прогнозируемой финансовой ситуации в стране, подрывает валютно-финансовую политику государства, способствует развитию и функционированию теневой экономики. Системы НДП в стране получения переводов смещают акцент со структурной перестройки, проводимой государством, к саморегулируемой стихийной реструктуризации экономики. Снятые с депозитов деньги начинают свободное движение на рынке. По усмотрению владельцев, они устремляются в строительство, в сферу медицинских услуг, образования, в торговлю потребительскими товарами и предметами длительного пользования, стимулируя развитие соответствующих отраслей промышленности, сферы услуг и торговли.

Стоимость услуг денежного перевода, развитость финансовой инфраструктуры в стране - адресате переводов, досягаемость трансфертных систем, уровень сервиса, надежность и скорость осуществления переводов - все это в значительной степени влияет на выбор мигрантов между официальными и неофициальными каналами. Причем дороговизна услуг, оказываемых официальной банковской системой, - основной решающий фактор, определяющий предпочтения мигрантов. В то время как совокупный объем переводов является очень большим, величина отдельных переводов обычно весьма незначительна. Поэтому даже небольшое увеличение в стоимости переводов оказывает существенное воздействие на получаемые суммы. Так, по данным Мирового банка, в 2002 году чистая прибыль, полученная на рынке денежных переводов, составляла 12 млрд. долларов. Авторы доклада МБ «Глобальное развитие финансов», указывая на то, что в целом оплата денежных переводов зачастую превышала 20% их суммы, призвали к снижению ее, по крайней мере, на 5%, что способствовало бы росту сбережений мигрантов, посылающих деньги на родину, на 3,5 млрд. долларов31.

Для сравнения системы НДП, используемые мигрантами и взимающие 0,25-1,25% от переводимых сумм, при переводе от 16 млрд. долларов (по прогнозу объединенной группы МВФ и МБ) до 64 млрд. долларов (по прогнозу Celent) сэкономили бы семьям мигрантов от 3,2 до 12,0 млрд. долларов, или около 19% от переведенных сумм. А с учетом мультипликационного эффекта при использовании денег на родине эти показатели увеличились бы еще больше.

Следует отметить, что благодаря высокой прибыльности бизнеса денежных переводов на рынке переводов сегодня происходят поистине революционные преобразования. За счет конкуренции систем различного типа стоимость переводов постоянно уменьшается, что, с одной стороны, способствует росту доли переводов, отправляемых по официальным каналам, а с другой - создает условия для формирования социально ориентированной инфраструктуры финансовых рынков стран - отправителей и получателей переводов.

Факторы, определяющие объемы и структуру денежных переводов мигрантов

В целом на потоки переводов мигрантов влияют следующие факторы:

  • число трудящихся мигрантов;
  • величина получаемой мигрантом заработной платы;
  • экономическая ситуация в стране приема мигрантов;
  • обменные курсы валют и ставки процентов по депозитам в посылающих и принимающих странах;
  • политический риск;
  • наличие инфраструктуры для осуществления перевода денежных средств;
  • семейное положение, наличие иждивенцев;
  • уровень доходов домашнего хозяйства;
  • уровень образования мигранта;
  • продолжительность времени нахождения за рубежом;
  • уровень развития транснациональных сообществ мигрантов в стране пребывания.

Размер переводимых сумм возрастает, и переводы становятся более частыми в определенные периоды (в зависимости от культурных или религиозных традиций групп мигрантов, например к Китайскому Новому Году, концу Рамадана, Рождеству). Переводы, как правило, возрастают во время экономических спадов, военных конфликтов или природных катаклизмов; позитивный эффект на переводы оказывают также высокие темпы экономического роста в стране - адресате переводов; отправка больших переводов часто свидетельствует об увеличении вероятности предстоящего возврата мигранта на родину, а также является результатом повышения его инвестиционного потенциала.

Один из важнейших факторов - экономическая ситуация в стране приема мигрантов хотя и играет определяющую роль в изменении объема денежных переводов, однако не характеризуется жесткой зависимостью. У развитых стран, принимающих мигрантов, сложились финансовые системы с автоматически стабилизирующими механизмами, которые могут поддерживать заработки трудящихся мигрантов во время экономического кризиса. Так, возрастающие денежные переводы в Мексику связаны с трансфертами, получаемыми в рамках системы социального вспомоществования в США. Домашние хозяйства, получавшие социальные пособия либо пособия по безработице, имели большие возможности для осуществления переводов (отправляли больше на10-15%),и их пособия (в Мексику) были на 150-200 долларов США выше, чем в домашних хозяйствах иммигрантов, не получавших социальные трансферты32.

Вместе с тем в результате исследования, посвященного изучению воздействия нескольких переменных на потоки переводов мигрантов в Греции, Югославии и Турции, был сделан вывод, что 70-95% от общего объема переводов мигрантов определялось циклическими колебаниями в экономике принимающих стран.

Эконометрический анализ, проведенный на примере Турции, подтвердил сделанные ранее выводы. Кроме того, исследование временных рядов, характеризующих изменение величин переводов в зависимости от факторов, отражающих намерения правительства привлечь переводы с помощью премиальных обменных курсов, показало, что никакие изменения в валютном курсе, ни изменения в фактической доходности инвестиций (предложение мигрантам валютных депозитов с более высокой доходностью) не влияли на величину переводов мигрантов33

Следует также отметить, что не все факторы макроэкономической нестабильности однозначно влияют на объемы переводов. Так, воздействие уровня инфляции на денежные переводы выражено нечетко, С одной стороны, неустойчивая макроэкономическая среда создает стимулы для миграции из страны. Поэтому высокая инфляция может оказывать воздействие на денежные переводы в сторону их увеличения. С другой стороны, более высокая инфляция и неопределенность в изменении будущих цен выражаются в снижении ожидаемого уровня возвращения переводов, ориентированных на инвестиции. Таким образом, влияние инфляции на денежные переводы в этом смысле можно оценивать как негативное.

Количество мигрантов и уровень заработной платы играют очень важную роль в формировании совокупных объемов денежных переводов. Можно сказать, что для всех стран и регионов справедливо, что чем больше мигрантов уехало на заработки и чем выше их заработная плата, тем больше потоки переводов, отправляемых на родину. Проведенные исследования показали, что число трудящихся мигрантов за рубежом и их заработная плата в целом объясняли более 90% изменений в увеличении объемов переводов в развивающиеся страны34. Вместе с тем необходимо обратить внимание на то, что переводы и миграционные потоки не всегда являются жестко коррелированными. Так, при увеличении потока миграции на 1% с 1975 по 1987 год переводы возросли на 2,4%35. В Индии во время войны в Персидском заливе в 1990-1991 годах большое количество индийских рабочих вынуждено было возвратиться домой, однако потоки переводов в Индию не уменьшились, поскольку мигранты могли привезти с собой свои сбережения, которые были отражены в ПБ как переводы работающих за рубежом36.

На объемы денежных переводов оказывают существенное влияние различные модели трансфертного поведения мигрантов, формируемые такими факторами, как семейное положение, наличие иждивенцев, уровень доходов домашнего хозяйства, уровень образования мигранта, продолжительность времени нахождения за рубежом.

В среднем мигранты посылают от 100 до 1000 долларов. Средняя сумма трансакции из США в семь основных стран эмиграции составляет 200 долларов. Переводы за одну трансакцию варьируются в пределах приблизительно от 200 долларов в Доминиканскую Республику до 1100 долларов в Индию. Данные о том, какой процент доходов фактически посылается домой, отрывочны. Часто переводимые суммы достигают 1/3 заработка. В Бангладеш трудовые мигранты переводят более 40% дохода. Мигранты из Латинской Америки, постоянно проживающие в США, посылают приблизительно 15% заработка домой, в то время как временные - до 50%. В исключительных случаях на родину передается полный заработок. Это характерно для корейцев и китайцев, работающих на проектах инфраструктуры. Жалованье рабочих перечисляется на счета в Корее или Китае. Во время работы за рубежом заботу об их размещении осуществляет нанимающая компания37.

Трансфертное поведение изменяется в разные периоды миграции. Исследование поведения мексиканских мигрантов в США показало криволинейную тенденцию в размерах переводов: мигранты, находящиеся за границей с 5-го по 10-й год, посылают наибольшие суммы, тогда как недавно приехавшие мигранты переводят меньше, так же как и мигранты, которые остаются в стране более 10 лет38. Переводы турецких мигрантов, напротив, не уменьшаются с продолжительностью пребывания и вследствие объединения семейств; средние переводы турецких рабочих более чем удвоились между 1973 годом (1609 долларов) и 1999 годом (3837 долларов) и достигли 5400 долларов в 1998 году39.. Модели переводов, осуществляемые последующими поколениями, также варьируются: турецкий пример свидетельствует, что последующие поколения продолжают посылать переводы, тогда как мексиканцы и другие группы мигрантов, например эфиопы, с течением времени посылают значительно меньше.

Трансфертное поведение мигрантов во многом определяется также национальным происхождением, характеристиками состава семейства и его связями с членами этнического сообщества, факторами роста культурного уровня, степени владения языком страны пребывания, натурализацией и т.д.40.

Увеличение в доходах домашнего хозяйства не приводит к линейному увеличению в переводах. В среднем 10%-ное увеличение в доходе сопровождается 4%-ным увеличением в сумме денежных переводов41. Замечено, что денежные переводы увеличиваются в ответ на природные катаклизмы, например, после пронесшегося урагана Mitch в Центральной Америке.

Коллективные переводы транснациональных сообществ мигрантов существенным образом влияют на увеличение потоков денежных переводов, направляемых на цели развития.

В настоящее время во всем мире насчитывается большое количество ассоциаций мигрантов. В посылающих и принимающих странах они играют очень большую роль в привлечении правительственных и гражданских средств, предназначенных для реализации проектов на родине. Только в Соединенных Штатах Америки число ассоциаций мигрантов из Сальвадора, Гватемалы, Гондураса, Мексики и Доминиканской Республики превышает тысячи, они охватывают большую часть страны42.

По форме и по структуре организации диаспоры достаточно разнообразны. Это могут быть ассоциации родного города (Home Town Association - НТА), этнические ассоциации, ассоциации выпускников, религиозные ассоциации, профессиональные ассоциации, инвестиционные группы, политические группы и дополнительные школы.

НТА, являющиеся наиболее распространенной формой транснациональных организаций мигрантов, объединяют переводы с правительственными фондами. Подобные инициативы часто заканчиваются существенными вложениями в местное здравоохранение, образование и санитарные условия, принося пользу как семьям мигрантов, так и всем остальным жителям в равной степени43. Проекты, реализуемые с помощью коллективных средств НТА, находят поддержку на уровне федерального правительства, штатов и муниципалитетов в Мексике. По программе «Tres Рог Uno» менее чем за десятилетие было привлечено 4,5 млн. долларов, направленных на сотни проектов. «Главный приоритет проектов отдается содействию развития, которое приносит пользу всему объединению: обеспечение пригодной для питья воды, строительство школ и мест отдыха, мощение улиц и строительство церквей, площадей. В будущем штат надеется строить микропредприятия и другие экономически производительные проекты». Местные власти и федеральное правительство, как и Ассоциации родных городов мигрантов, - не единственные интересанты. Операторы финансовых рынков также присоединились к подобным инициативам. Например, Lа Raza Express, занимающаяся денежными переводами мигрантов, вносит 0,75 доллара за каждые 300 долларов, переведенных через них в Мексику44. Подобным образом фирма La Raza Express пожертвовала более 50000 долларов (500000 долларов выделило также правительство штата Халиско) на реализацию программы создания 15000 дополнительных рабочих мест45.

Эмигранты из Мали, выходцы из Каеса, проживающие во Франции, финансировали 148 проектов на родине с общим бюджетом 3 млн. евро, из которых 2,5 млн. поступили от мигрантов46.

Коллективные переводы мигрантов важны для национального развития, но они еще более жизненно необходимы на местном уровне. Так, первый благотворительный вклад сальвадорского объединения Chinameca составлял 5000 долларов на строительство школы, затем они оплатили септический резервуар, стоящий 10000 долларов. Позже они построили клинику Красного Креста, перечислив 43000 долларов и купили санитарную машину за 32000 долларов47.

Транснациональные сообщества мигрантов, их рост и развитие, безусловно, и дальше будут способствовать росту объема переводов и их благотворному влиянию на процессы экономического развития.

Характеристики денежных переводов мигрантов

В отличие от многих других видов финансовых потоков, денежные переводы не создают долгов и по самой своей природе предназначены группам, которые нуждаются в них больше всего, то есть для самых бедных слоев общества в развивающихся странах. Кроме того, они носят антициклический характер, наиболее интенсивно притекая во времена кризисов. Они обладают существенным потенциалам в использовании их в качестве генератора экономического развития.

Переводы оказывают положительное воздействие на Текущий счет ПБ. Существенные объемы переводов снижают дефицит по текущим операциям, сокращая, таким образом, вероятность кризиса ПБ, что в свою очередь является наиболее важным условием для экономических реформ в наименее развитых странах. По оценке центрального банка Мексики, только в 2000 году переводы мигрантов помогли сократить дефицит государственного платежного баланса на 27%47. Растущая политизация международных финансовых институтов стимулирует потенциальных заемщиков к тому, чтобы ограничить влияние международных финансовых организаций, причем именно переводы мигрантов, обеспечивающие дополнительные валютные поступления, позволяют постепенно переходить к моделям самострахования экономики48.

Для населения многих развивающихся стран, реализующих болезненные меры, направленные на макроэкономическую стабилизацию экономики, денежные переводы мигрантов становятся крайне актуальным источником существования, помогающим пережить трудные времена. Дефицит налоговых поступлений, конкуренция реальных обменных курсов, необходимость поддерживать нормальное функционирование финансовых рынков, дерегулирование или приватизация производства, преследующие цель макроэкономической стабильности и структурной адаптации, вынуждают правительства снижать темпы экономического роста, вследствие чего растут масштабы нищеты и неравенства. Ужесточение фискальной политики обычно влечет за собой значительное сокращение государственных расходов на образование, здравоохранение и социальные программы, массовые увольнения рабочих с предприятий государственного сектора, непропорциональное снижение заработной платы и разрушение важных систем экономической защиты бедных и обездоленных слоев населения. В этих условиях дополнительные средства, поступающие непосредственно тем, кто в них больше всего нуждается, могут быть поистине спасительными.

Денежные переводы способствуют заметному снижению воздействия негативных последствий, наблюдаемых в развивающихся странах при движении глобального мира в сторону большей открытости торговых рынков и внутренней либерализации экономики. Компенсируя дополнительный спрос на валюту, возникающий вследствие активизации Внешней торговли при либерализации экономики и повышении открытости торговых рынков, переводы содействуют снижению инфляции. Так, в Индии существовал чрезвычайно высокий финансовый дефицит (около 10% ВВП), а инфляция составляла 5%. Частично это происходило из-за того, что Текущий счет поддерживался переводами - 74% торгового дефицита финансировались за счет переводов мигрантов49.

Денежные переводы, являясь одним из наиболее стабильных источников поступления иностранной валюты для развивающихся стран в 1990-х годах, оказывают антициклическое воздействие на экономику. В то время как ПЗИ, портфельные инвестиции и другие потоки капитала в развивающиеся страны возрастали и падали циклически, переводы демонстрировали замечательную стабильность в течение длительного времени и даже увеличивались в ответ на экономические кризисы. Например, денежные переводы в развивающиеся страны продолжали устойчиво расти в 1998-2001 годах, когда потоки частных капиталов сокращались в связи с Азиатским финансовым кризисом. Даже наиболее устойчивый компонент денежных потоков - ПЗИ и официальные потоки - уменьшились в 2000-2001 годах, а денежные переводы продолжали расти50.

Рисунок 2. Потоки капиталов в развивающиеся страны

Источник. Ratha, D. «Workers' Remittances An Important and Stable Source of Development Finance» International Conference on Migrant Remittances London October 9th, 2003.

Различие в стабильности еще более поразительно при рассмотрении стран - основных получателей переводов. В 107 из 135 стран стабильность переводов была выше, чем у потоков частных капиталов; в 70 странах - по сравнению с потоками официальных капиталов, а в 62 странах - по отношению к обоим потокам капитала51.

Особенно контрастно по сравнению с потоками капитала выглядят переводы мигрантов в странах высокого риска (в соответствии с рейтингом институциональных инвесторов) и высоким уровнем долга в ВВП. Инфляция оказывает существенное влияние на потоки денежных переводов, увеличивая их и, возможно, отражая потребность увеличить поддержку семьи во время роста цен.

Многие развивающиеся страны используют будущие потоки переводов в качестве обеспечения (гарантии) для получения заемных средств на международном рынке ссудного капитала. Микросоциальные отношения, осуществляемые людьми, находящимися вне центров государственной власти и контроля, становятся определяющими для настоящего и будущего макроэкономической стабильности и позиционирования в глобальной экономике стран происхождения. В иерархии будущих потоков, которые принимаются в качестве обеспечения гарантий, главные международные агентства, устанавливающие рейтинги (такие, как Standard and Poor's Rating Services, Fitch IBCA, Duff & Phelps), оценивают электронные переводы в той же самой категории, как дебиторские задолженности по авиабилетам, кредитным карточкам или телефонным дебиторским задолженностям, следующие за экспортом сырой нефти52. В августе 2001 года Банк Бразилии выпустил облигации на сумму 300 млн. долларов США, используя в качестве гарантии будущие переводы в иенах бразильских рабочих, работающих в Японии. Условия по этим облигациям были существенно лучше, чем по другим действующим облигациям. Прочие страны, такие, как Сальвадор, Мексика, Панама и Турция, также использовали будущие переводы мигрантов в качестве обеспечения ценных бумаг, чтобы увеличить приток внешнего финансирования. Если предположить, что через банковскую систему проходят около половины всех зарегистрированных переводов, учитывая высокий рейтинг обеспечения в виде переводов мигрантов, оцениваемый как 5:1, то развивающиеся страны могли бы с помощью эмиссии ценных бумаг привлечь дополнительно 7 млрд. долларов в год, используя в качестве обеспечения будущие переводы53.

Для большинства стран-получателей потоки переводов превысили объемы официальной финансовой помощи, оказываемой этим странам, и являются более эффективным инструментом борьбы с бедностью, фактически реализуя принцип «самопомощи».

В 2002 году глобальные расходы на официальную помощь развития составили 56 млрд. долларов54. На международной конференции «Финансирование для развития», проходившей в Монтеррее, развитые страны взяли на себя обязательство предоставить дополнительно 16 млрд. долларов официальной помощи для целей развития. Эти обязательства, если они действительно будут выполнены, повысят уровень помощи до 0,26% ВНД. Это ощутимый рост, однако он значительно ниже уровня, достигнутого к 1992 году, - приблизительно 0,33% и, конечно, ниже ориентиров, выбранных ООН, - 0,7%55. Очевидно, что помощь, оказываемая развивающимся странам, не может считаться удовлетворительной. Показательной в этом смысле является сильная взаимосвязь между объемом помощи и миграционными процессами. В мире, в котором богатые страны тратят приблизительно 56 млрд. долларов в год в виде иностранной помощи развивающимся странам, а 255 млрд. долларов в год - на поддержку фермеров, не должно быть неожиданностью, что миллионы мигрантов низкой квалификации нанимаются на фермы в богатых странах56.

Неслучайно ЕС в последнее время осознало важность мероприятий в области управления миграцией и предлагает связать предоставление иностранной помощи с сотрудничеством государств в указанной области. До сих пор политика помощи не была очень эффективной в стимулировании развития. При рассмотрении регулярности официальной помощи было обнаружено, что помощь оказывалась проциклически и, следовательно, не обеспечивала поддержку правительствам, столкнувшимся с макроэкономическими трудностями57.

Глобальные потоки переводов не только намного больше, чем оказываемая официальная помощь, но также и значительно более эффективны, в смысле прямого достижения нуждающихся в них групп населения. Домохозяйства сами определяют направления расходования поступающих средств. Мигранты на практике занимаются реализацией их собственных личных стратегий сокращения бедности58. Переводы демонстрируют «третий путь», приближенный к иллюстрации принципа самопомощи. Группы населения из бедных стран мигрируют и посылают деньги, которые не только помогают их семействам, но также и их странам. Иммигранты, а не правительства становятся самым большим поставщиком «иностранной помощи». Эта «частная» иностранная помощь с большей вероятностью пойдет к людям, которые действительно в ней нуждаются59. Однако переводы, представляя, по сути, движение частного капитала между семействами, не могут занять место иностранной помощи60.

Характеризуя переводы мигрантов как «помощь развития», необходимо учитывать, что если это действительно помощь развития, то помощь весьма определенного характера. Во-первых, это явно не помощь от страны к стране; скорее, она представляет собой направление ресурсов, которые были посланы рабочими, живущими в этнических колониях в столичных городах, членам семей, проживающим на родине. Мигрировавшие рабочие не вкладывают капитал в такие абстрактные понятия, как «Пакистан», «Шри-Ланка» или «Филиппины». Скорее, они вкладывают капитал в семейства и сообщества, из которых они сами мигрировали61. Во-вторых, переводы, поступающие в домохозяйства, не создают ни в ближайшей, ни в долгосрочной перспективе каких-либо обязательств на стороне получателей средств.

В результате исследований, проведенных в сельской местности Египта до и после международной миграции, делается вывод, что число бедных домашних хозяйств уменьшается на 9,8% при включении международных переводов в домашний доход, а сами переводы составляют 14,7% совокупного дохода бедных домашних хозяйств62. Исследование, проведенное в 74 развивающихся странах «низкого и среднего дохода», свидетельствует о том, что в среднем 10%-ное увеличение в доле международных мигрантов в населении страны будет вести к снижению в доле людей, живущих на сумму менее 1,00 доллара на человека в день, от 1,6 до 6,7% в зависимости от региона63. Более чувствительные показатели, например, такие, как процентное отношение среднего дохода бедных к доходам населения, находящегося ниже черты бедности64, или распределение среди бедных подтверждает, что в среднем 10%-ное увеличение в доле переводов приводит к снижению на 2,0% глубины, или серьезности бедности65.

По мнению некоторых исследователей, влияние денежных переводов мигрантов на сокращение бедности выражается сначала в увеличении доли в ВВП на душу населения, а затем в изменении распределения доходов между различными группами населения66. Очевидно, что переводы мигрантов оказывают на бедность гораздо большее влияние, чем это можно оценить по публикуемым данным, поскольку реально существует весьма значимый вклад в дело борьбы с бедностью, обусловленный неофициальными денежными переводами, которые отправляются на родину как официальными, так и неофициальными мигрантами.

Переводы могут в значительной мере способствовать активизации экономического развития, увеличивая сбережения населения67.

Данные, полученные в результате проведенных в разное время в Азии исследований, опровергают представление, что дополнительный доход от переводов используется исключительно для целей потребления или что получающие переводы семейства потребляют больше и экономят меньше, чем другие. Оценивая уровень потребления домашних хозяйств Шри-Ланки, получающих переводы и не получающих их, был сделан вывод, что модели потребления существенно не различаются. Полные сбережения из переводов были оценены в 41,5% для Пакистана (1980-1985 годы); 15,1% - для Филиппин (1982 год); 44,5% - для Шри-Ланки (1986 год) и 58% - для Таиланда (1982 год). На Филиппинах семейства «мигрантов» имеют даже более высокую склонность к сбережениям, чем «немигрантов». Главная причина этого различия заключается в том, что в отличие от европейских гастарбайтеров, которые остаются в странах пребывания в течение длительного периода, азиатские рабочие - преобладающе «целевые сберегатели, выезжающие за рубеж по договорам, ограниченным продолжительностью». Учитывая эту особенность, можно предположить, что мигрирующие семейства рассматривают переводы только как временные доходы и поэтому в максимально возможной степени стараются экономить (сберегать) заработанные средства68.

Влияние переводов на экономическое развитие неодинаково в различных странах и во многом зависит от склонности к сбережению. Миграция, вероятно, оказывает наибольший эффект на развитие в странах, где существуют местные учреждения, аккумулирующие сбережения, посылаемые мигрантами в домашние хозяйства на родине, и делают их доступными местным производителям, то есть где мигранты не должны играть одновременно роль рабочих, сберегателей, инвесторов и производителей69.

Благотворное влияние переводов мигрантов заключается в диверсификации риска и доступе к неофициальным рынкам ссудного капитала.

Миграция используется как средство диверсификации риска. Желание домашних хозяйств обеспечить будущие поступления в семейный бюджет и снизить риски наступления «трудных времен» толкает на миграцию членов семей, даже если ожидаемый доход или его устойчивость практически идентичны в различных местах. Диверсификация риска - убедительный мотив для миграции. Поведенческая модель в области переводов после засухи подтверждает, что внутрисемейные переводы используются для того, чтобы сгладить удары для членов домашнего хозяйства70. Эконометрически подтверждается вывод, что факторы риска значительно влияют на жителей Южной Италии при принятии решения мигрировать71. Впоследствии мигрант, скорее, будет играть роль страховщика доходов, чем снабженца, поддерживающего семью, переводя тогда, когда необходимо.

Исследование, проведенное на Филиппинах, свидетельствует о том, что домашние хозяйства с мигрантами, работающими за рубежом, существенно лучше, чем остальные, оправились после азиатского кризиса, чем те, все члены которых находились в стране. Это должно восприниматься как форма совместного страхования и расцениваться как диверсификация портфельного пакета.

Таким образом, переводы могут рассматриваться как самостоятельный страховой механизм для развивающихся стран, существующий благодаря мигрантам, проживающим за рубежом. Этот механизм особенно важен для бедных стран, пострадавших от экономических и политических кризисов.

Переводы могут ослабить ограничения на займы, которые накладываются официальным банковским сектором на мелкие инвестиции.

Финансовые возможности для получения небольших инвестиций в развивающихся странах весьма ограничены. Ограничения в доступе к кредиту являются сдерживающим фактором для развития мелких предприятий. Анализ влияния финансовых ограничений на уровень инвестирования микропредприятий, проводимый в Мексике, обнаружил, что переводы мигрантов формировали почти 20% капитала, инвестируемого в микропредприятия, и составляли примерно 2 млрд. долларов. В 10 штатах с высоким уровнем миграции почти 1/3 инвестируемого капитала в микропредприятия была связана с переводами мигрантов72. Общей тенденцией для развивающихся стран является то, что мелкий бизнес - часто семейный, обладающий недостаточным капиталом и технологически ущербный. Следовательно, переводы могут быть весьма важны для возникновения и развития подобного вида коммерческой деятельности.

Переводы могут оказывать воздействие не только на количество, но и на качество инвестиций. Мигранты лучше понимают местные условия, чем иностранные кредиторы, поэтому внутренние инвесторы лучше зарубежных информированы о возможностях инвестирования73.

Если переводы инвестируются, то они стимулируют рост производства, а если потребляются, то они также вызывают позитивный мультипликационный эффект. Рост производства, обусловленный денежными переводами мигрантов, возможен, безусловно, при наличии взвешенной и трезвой политики властей, стимулирующих вложения заработанных мигрантами средств в национальную экономику. В то же время спрос на товары, возникающий в домашних хозяйствах, получающих переводы мигрантов, создает дополнительный мультипликационный эффект в экономике. И в этом как раз выражается вторичное косвенное влияние переводов мигрантов. Кроме того, дополнительное потребление товаров также увеличивает платежи косвенных налогов74.

Каждый доллар, полученный в Мексике из-за рубежа, увеличивает ВВП от 2,69 до 3,17 доллара в зависимости от того, где его получили - в городе или в сельской местности. В сельской местности предпочитают потреблять товары, произведенные на внутреннем рынке. Поэтому мультипликационный эффект от переводов, получаемых в сельской местности, больше, чем в городской75. Исследования мультипликационного эффекта от переводов мигрантов в Латинской Америке показали, что 2 млрд. долларов, переведенные мексиканскими мигрантами, повлекли за собой увеличение в сельскохозяйственном производстве, а также в промышленном производстве, в сфере услуг и торговле на 6,5 млрд. долларов76. А оценки, сделанные на основе опыта Бангладеш, свидетельствуют о том, что переводы в 610 млн. долларов создают дополнительный спрос на 351 млн. долларов в местных товарах и услугах и способствуют, по крайней мере, созданию 577000 рабочих мест77.

Основные варианты использования денежных переводов позволяют интерпретировать их как социальные переводы.

Самое обычное и распространенное использование денежных переводов мигрантов - оплата медицинских услуг78. Известно, что уровни смертности и истощения детей являются ключевой детерминантой, определяющей будущее здоровье человека79. В семьях мигрантов эти показатели существенно ниже. Переводы сокращают бедность, поднимая уровень жизни, улучшая качество пищи и облегчая доступ к медицинскому обслуживанию. По мнению исследователей, необходимо уделять больше внимания вопросам взаимосвязи миграции и здоровья населения развивающихся стран.

Дети из семей мигрантов имеют больше шансов получить среднее образование, что подтверждается данными статистики. Многие родители-мигранты ориентировали детей на высшее образование, необходимое для работников госаппарата, имеющих обычно высокий социальный статус в обществе. Они склонны также давать образование как мальчикам, так и девочкам.

Растущие стандарты спроса на образовательные услуги стимулируют и качественное улучшение предложения, содействуя социально-экономическому развитию и развитию системы образования развивающихся стран. Можно сказать, что, выбирая в качестве приоритетного направления вложения заработанных мигрантами средств на цели здравоохранения и образования семьи, мигранты получают результат, сопоставимый с результатом, даваемым инвестированием, поскольку оба варианта вложений способствуют преодолению семействами бедности в отдаленном будущем.

Коллективные переводы, осуществляемые в результате активно развивающейся в последнее десятилетие транснациональной деятельности мигрантов, со временем могут стать важнейшим ресурсом развития.

Оценивая воздействие денежных переводов мигрантов на развитие, необходимо признать, что оценки будут меняться в зависимости от того, исследуем ли мы соответствующие вопросы на уровне индивидуума, объединения, нации и в целом государства. Институциональная структура, связывающая указанные уровни, имеет место в организациях мигрантов за рубежом80. Эти организации создают новое понимание миграции - как процесса эмиграции и миграции. Современные мигранты определяются как «трансмигранты», поскольку они развивают и поддерживают семейные, социальные, экономические, политические, организационные и религиозные отношения, простирающиеся через границы81. А центр их экономического интереса находится как в стране их нынешнего проживания, так и в стране отъезда. Транснациональный подход предлагает понимание феномена миграции как социального процесса, связывающего вместе страны происхождения и назначения.

Коллективные переводы кардинально расширяют сферы и границы помощи, поступающей извне, распространяя ее не только на членов семей мигрантов. За последние 10 лет пришло понимание важности сформировавшихся транснациональных групп мигрантов, проживающих за рубежом. Причем рассмотрение экономических процессов через призму транснационализма поднимает понимание общих проблем денежных переводов мигрантов на новый концептуальный уровень. В ходе опроса, проведенного Межамериканским банком развития, перед мигрантами, проживающими в США, был поставлен вопрос, насколько они заинтересованы «во вложении в фонд, который принесет пользу экономическому развитию» их страны. 38% опрошенных сказали, что они заинтересованы или очень заинтересованы82.

Транснациональные организации мигрантов, активно участвующие в развитии своих городов, «вынуждают государство взаимодействовать с ними в новых формах» и, в сущности, создают «параллельные властные структуры» в рамках старого, традиционного режима83. Роль страны происхождения заключается в предоставлении мигрантам особых прав с целью содействия их интеграции в национальные проекты; обеспечении стабильных переводов денежных средств и контроля над структурами, осуществляющими их. В то время как ассоциации начинают играть возрастающую социальную и политическую роль, они все более и более становятся каналом для коллективных инвестиций в экономику родного штата, города или даже деревушки84. Окончательная цель, согласно аналитикам Мирового банка, состоит в том, чтобы развить самомотивированную жизнеспособную частную систему для реализации проектов и местных программ, финансируемых полностью или частично переводами и сбережениями зарубежных объединений85.

Общественные проекты, поддерживаемые мигрантами, вносят важный вклад в местное экономическое и социальное развитие. Строительство дорог, систем водоснабжения, школ, больниц, а также осуществление нематериальных проектов, таких, как стипендиальные и образовательные гранты, повышает местный уровень жизни и экономический потенциал. Эти проекты помогают улучшить социальную и материальную инфраструктуру в месте происхождения, что в конечном счете стимулирует и привлекает инвестиции и торговлю.

В течение длительного времени ассоциации мигрантов играли существенную роль в организации помощи регионам, потерпевшим бедствие после катастроф типа Урагана Mitch в Центральной Америке в 1998 году; землетрясений в Турции в 1999 году и в Гуджарате в 2001 году86. Теперь явный масштаб, вид и степень институализации подобных переводов, наряду с использованием передовых телекоммуникаций и новых методов в финансовой сфере, приводят к тому, что переводы могут преобразовать характер и темпы местного развития. В областях отъезда мигрантов формируется современная инфраструктура, привозится оборудование и предлагаются финансы для создания новых предприятий. Транснациональные сообщества мигрантов, их рост и развитие, безусловно, и дальше будут способствовать не только росту объема переводов, но и их благотворному влиянию на процессы экономического развития.

Заключение

Осознание того, что денежные переводы мигрантов становятся дополнительным весьма мощным и стабильным источником финансирования развития, приводит к необходимости налаживания надлежащего учета и контроля финансовых потоков, образуемых переводами мигрантов. Правительства стран - адресатов переводов могут строить продуманную политику привлечения средств мигрантов в экономику только на основе знания истинных размеров и направлений потоков переводов. В данном случае справедлив общий тезис теории управления, согласно которому управлять процессом можно только на основе контроля основных параметров процесса.

Оценка объемов переводов и учет потоков переводов в статьях платежного баланса являются методологической основой контроля и управления потоками, осуществляемых в интересах привлечения денег мигрантов на цели развития экономики.

К сожалению, приходится констатировать, что качество данных о переводах, отражаемых сегодня в платежных балансах принимающих и посылающих стран, нельзя признать удовлетворительным.

Во-первых, такие данные несут на себе след существенных методологических неточностей учета. К тому же в разных странах нет единства в методологии учета переводов мигрантов.

Во-вторых, даже если отвлечься от проблем методологии учета, большую сложность представляет собой оценка с приемлемой точностью соответствующих объемов. Институциональные каналы, через которые двигаются потоки переводов мигрантов, к сожалению, не имеют большой заинтересованности в получении точных данных. Более того, правительства развивающихся стран зачастую не склонны публиковать истинный масштаб переводов.

В-третьих, существенные неточности данных о переводах обусловлены так называемыми «утечками» переводов, которые в основном объясняются использованием мигрантами неофициальных каналов передачи денег (неофициальных систем денежных переводов типа «хавала» и «хунди», осуществление передачи денег с родственниками и знакомыми).

Признание денежных переводов мигрантов мощным фактором развития должно подтолкнуть международные организации и национальные правительства к выработке единых методологических основ учета потоков переводов, унификации подходов к оценке и учету двигающихся фондов, обусловленных миграцией.

На объем и структуру потоков денежных переводов оказывают воздействие множество факторов, причем характер такого воздействия часто противоречив и зависит от особенностей конкретной страны и направления переводов.

Самое заметное влияние на объем денежных переводов оказывают такие факторы, как экономическое состояние страны пребывания, численность и размер заработка мигрантов. Экономический рост в стране пребывания мигрантов ведет к значительному увеличению потоков переводов из страны. Такой же эффект оказывает увеличение численности мигрантов и размера их заработков.

Большая стоимость денежных переводов остается существенным препятствием для сохранения в распоряжении мигрантов значительной части заработанных средств, которую они вынуждены отдавать международным трансфертным компаниям в качестве платы за осуществление перевода (до 20% от суммы перевода).

Огромное значение для управления потоками переводов имеет знание моделей трансфертного поведения мигрантов, формируемых такими факторами, как семейное положение, наличие иждивенцев, уровень доходов домашних хозяйств, уровень образования мигрантов, продолжительность времени нахождения за рубежом. Закономерности изменения трансфертного поведения мигрантов могут быть использованы для регулирования потоков переводов, выработки мер, повышающих эффективность переводов за счет наиболее полного раскрытия заложенного в них потенциала развития. Так, выявленные криволинейные тенденции в размерах переводов в зависимости от времени нахождения за рубежом, с учетом специфики конкретной страны, позволяют прогнозировать рост или падение объемов переводов и предусматривать соответствующие меры для выработки мероприятий по оптимальному использованию средств мигрантов на цели развития национальной экономики.

Существенный потенциал роста объемов переводов мигрантов, особенно переводов, направляемых на инвестирование в экономику, заложен в развитии транснационального движения в международной трудовой миграции.

Решающим фактором перераспределения потоков переводов между неофициальными и официальными каналами является осуществление национальными правительствами трезвой и взвешенной макроэкономической политики.

«Уход в тень» переводов мигрантов через неофициальные каналы может быть существенно ослаблен за счет развития доступных, надежных и, что самое главное, приемлемых по цене трансфертных систем.

Что же касается проблемы переориентации потоков переводов преимущественно на цели инвестирования в экономику, то следует отметить, что эффективность разного рода правительственных мер и побудительных схем (предложения депозитов по выгодным ставкам, размещение среди мигрантов облигаций и пр.) не оказывает заметного влияния на увеличение инвестиционной составляющей переводов. Решающее воздействие на выработку мигрантами предпочтений относительно вложения заработанных средств в инвестиции или на цели потребления оказывают такие факторы, как политические риски, макроэкономическая ситуация в стране, уровень развития транснациональных объединений мигрантов.

Из всего вышеизложенного становится очевидным, что велика важность переводов мигрантов как ключевого источника глобальных финансов развития. Основные характеристики делают потоки переводов важнейшим фактором, обладающим большим потенциалом в использовании их в качестве генератора экономического развития. Но несмотря на существенные особенности между главными регионами эмиграции, потенциал развития огромного притока капитала почти нигде не был полностью реализован в той степени, в какой это было возможно. Такие результаты, наблюдаемые практически повсеместно, являются не следствием недостатка предпринимательских навыков среди мигрантов и их родственников, а скорее, последствием целого ряда структурных препятствий, существующих на местном, национальном и международном уровнях. Изучение подобных препятствий и путей их преодоления обеспечит поиск адекватных возможностей для появления жизнеспособных моделей экономического развития.


.: NewsEdge Corporation July 17, 2003 (http://www.newsedge.com/iviews.htm)

86 См.: Rogers 2001 «Gujaratis overseas respond to earthquake disaster», Traces 13 (www.transcomm.ox.ac.uk/traces/issuel3.htm).

­