­

Центр содействия 
межнациональному образованию 
«Этносфера»

Центр «Этносфера»
+7(495)915-06-95
схема проезда

0
Корзина
 x 
Корзина пуста
0
Корзина
 x 
Корзина пуста

ВОЗВРАЩАЮТСЯ ЛИ НАШИ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ?

 

Е.К. Кириллова

Для того чтобы смягчить последствия демографического кризиса, правительство лелеяло надежду на приезд русских из ближнего зарубежья, из бывших союзных республик. В целях стимулирования переселения из стран СНГ в июне 2006 г. была разработана и принята государственная Программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом.

Программа по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников, в какой-то степени преемственна, так как она является своего рода продолжением долговременной Программы "Миграция" по приему беженцев и вынужденных переселенцев из стран ближнего зарубежья, принятой Правительством РФ в 1992 году. В связи с подведением итогов полуторагодового опыта новой Программы уместно вспомнить уроки той, старой программы. Сегодня нельзя сказать, что она была успешной. Россия по сути не выполнила своих обещаний и взятых на себя обязательств перед мигрантами, провозглашенных программой 1992 года.

Миграционная политика России 1990-х годов, к сожалению, не способствовала нормальному обустройству переселенцев из стран Содружества. После распада Союза в Россию из стран СНГ и Балтии прибыло около 11 миллионов мигрантов. За 1992-2003 гг. о присвоении статуса вынужденного переселенца (беженца) ходатайствовали около 2 млн человек, более 1,6 млн человек его получили. Реальную поддержку, по данным ФМС России, получили около 500 тысяч человек1 в основном в виде долговременных беспроцентных возвратных ссуд на строительство или приобретение жилья.


Россия по сути не выполнила своих обещаний и взятых на себя обязательств перед мигрантами, провозглашенных программой 1992 года

Подводных камней, на которые натолкнулась Программа 1992 года, предостаточно. Все проблемы с обустройством и трудоустройством переселенцев в основном были связаны с селом. Мигрантов во многих случаев направляли в сельскую местность, откуда уезжали русские. В крупных городах человеку проще найти работу, да и проще решить, хотя бы для начала, проблему с жильем, чем на селе. Кроме того, в сельской местности человеку труднее скрыться от завистливых взглядов соседей. А завидовать было чему. Ехали в Россию, как правило, люди энергичные, образованные, высококультурные, жизнедеятельные. Первая волна мигрантов в большинстве - жители крупных городов и столичных центров. И расселение их в сельской местности не способствовало ни их успешной адаптации, ни выгоде для России. В новой программе снова переселенцев стараются направить в села, где хозяйства развалены, местное население не работает либо работает "на выезде", а рабочих мест очень мало. Приехавшие понимают, что ими пытаются "заткнуть дыры" - и оскорбляются.

Впрочем, весомым аргументом в защиту сельского расселения может служить то, что теперешние переселенцы - это как городские, так и сельские жители, и для последних сельское расселение будет привычным и естественным. Так, по данным ФМС РФ в Таджикистане, сельские жители из Таджикистана выбирают аграрные регионы России, а душанбинцы и жители промышленного севера страны - более обжитые центры, причем в основном Калининградскую область. К сожалению, проблему жилья отдали на откуп регионам, поэтому есть опасность того, что она опять не будет решена.

Вновь бюрократические препоны

Мы уже сталкиваемся с отрицательными результатами новой программы - налицо прежняя бюрократия, уроки не пошли впрок. Человек снова находится во власти бюрократической "удавки". И снова, как в 90-е, возникает "заколдованный круг", когда переселенца не регистрировали, потому что у него не было гражданства, а раз не было гражданства, то и не прописывали постоянно, и соотечественник не мог устроиться на постоянную работу.
Мигранты давно поняли, что бесполезно ждать от государства помощи, они готовы своим трудом обеспечить свое существование, лишь бы им дали официальный статус. Однако Государство чинило препятствия переселенцам всегда, даже в случаях, когда решение вопроса зависело лишь от нехитрой бюрократической процедуры. К примеру, ситуация с получением прописки, гражданства не требовала специальных затрат, но даже этих прав государство не хотело предоставлять мигрантам. Сейчас, после принятия в 2007 г. федеральных законов, устраняющих бюрократические барьеры и упрощающих порядок приобретения правового статуса иностранными гражданами, казалось бы, ситуация улучшилась. И все-таки эти законы требуют совершенствования. С 15 января 2007 г. в России вступили в силу два новых федеральных законодательных акта, создающих предпосылки для принципиального изменения управления иммиграцией: закон "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства" и закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации". Изменения коснулись упрощения регистрации иностранных граждан по месту пребывания, а также порядка их трудоустройства, то есть тех проблем, которые в старом законодательстве являлись камнем преткновения для легализации иммигрантов. В феврале 2008 года в Госдуму был внесен проект поправок в закон "О гражданстве РФ", призванный закрепить за переселенцами-участниками Программы добровольного переселения право на упрощенную схему получения российского гражданства. Сейчас разрабатываются проекты нормативных актов, по которым вновь прибывшие соотечественники в течение семи дней смогут получить разрешение на временное проживание. Кроме того, переселенцам в силу того, что это в большинстве своем этнические русские, не потребуется подтверждать знание официального государственного языка РФ.

Переселение в восточные регионы

В первую очередь при переселении предпочтение будет отдаваться тем соотечественникам, которые уже имеют российское гражданство, а затем специалистам, "которых так не хватает в Сибири и на Дальнем Востоке". Однако вряд ли приходится надеяться на приезд большого количества переселенцев в восточные регионы России. Основная масса соотечественников выехала в бурные 1990-е. Сейчас количество тех, кто выезжает в Россию, значительно уменьшилось. Современный поток, учитываемый статистикой, невелик: 200-300 тыс. человек в год. Это в несколько раз ниже, чем в пиковом, 1994, когда в Россию прибыли 1,1 млн. человек. Соответственно, желающих поехать в депрессивные районы Сибири и Дальнего Востока будет совсем немного.

Так просто не заманишь

Основной контингент - самых активных, мобильных и решительных -уже въехал. Сейчас в Россию едут люди другие, более осторожные, более "капризные". Направляют их по программе в депрессивные регионы страны, где такие люди вряд ли смогут быстро адаптироваться. Кроме того, сами люди стали другими. Теперешние потенциальные переселенцы хорошо знают положение соотечественников, которые приехали по первой программе. Поэтому очень важно учитывать уроки того опыта. Если первые переселенцы ехали, нередко бросив все, гонимые угрозами и преследованиями, боясь за судьбу своих детей, лишь бы избавить себя и своих близких от страха и ужасов войны, прихватив с собой "лишь пару сапог", то нынешние мигранты находятся совсем в ином положении. И они тысячу раз просчитают, обдумают, прежде, чем решиться на переезд, у них будет достаточно времени, чтобы собрать вещи и продать то, что они не смогут взять с собой.
Оставшийся в СНГ потенциал русских, на которых, прежде всего, рассчитана Программа, оценивается экспертами не более, чем в 4 млн человек, что явно недостаточно для удовлетворения потребности России в иммигрантах. Но даже для привлечения имеющихся ресурсов необходимо исключить непоследовательность в миграционной политике, свойственную России. Государство должно выполнить те обязательства перед вынужденными переселенцами, которые оно брало на себя.

Политический журналъ N 11 (188) 14 октября 2008 года, с.82-86

­